Размещу на сайте ваши публикации, изданные ранее на бумажных носителях. Присылайте сканы.

Фамилия года


»Крысин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Ономастический архив

Абдрахманов А. А. К вопросу о методах этимологического исследования топонимов Казахстана


Поделиться ссылкой:



Цифра красного цвета в квадратных скобках маркирует начало страницы в печатной версии статьи. Выходные данные смотрите после текста статьи.


[стр. 120] Этимологические исследования топонимов в Казахстане начались сравнительно недавно – с 50-х гг. И хотя проблемами топонимики вообще занимаются относительно давно и притом представители различных наук, единого и универсального метода этимологизации не было.

Топонимами занимались и географы, и историки, и лингвисты, и каждый из них решал задачи своей науки. Но поскольку топонимы являются категорией языка, они прежде всего должны исследоваться лингвистами. Однако для глубокого анализа семантики, структуры, этимологии топонимов необходимы данные географии, истории, археологии, этнографии, фольклора, а иногда даже [стр. 121] биологии и геологии. Если же за такие исследования возьмутся географы и историки, археологи и этнографы или представители других наук, то они должны знать закономерности образования топонимов и те изменения фонетического и грамматического характера, которые происходят в языке согласно законам его внутреннего развития или под влиянием других языков. Ибо без таких знаний невозможна научная этимологизация топонимов и установление их древней формы в языке-оригинале, а также выяснение следующих вопросов в каждом конкретном случае: адаптированные или искаженные формы и значения данных топонимов, являются ли они субстратом языка коренного населения или заимствованием из других языков.

По нашему мнению, для лингвистического исследования этимологии топонимов необходимо провести (чтобы яснее представить себе лексико-семантические и лексико-грамматические закономерности в образовании топонимов определенной территории) предварительную работу в синхронном плане. Только после такой подготовительной научной разведки можно приступить к этимологическому изучению топонимов. Но как? Нужен метод исследования. Проблема метода исследования этимологии топонимов еще не решена. Основной теоретический спор между топонимистами ведется вокруг вопроса, как вести исследование этимологии топонимов: каким-то особым методом или методом, которым этимологизируются обычные лексические единицы.

По нашему убеждению, в этимологическом исследовании топонимов могут быть дифференцированно применены различные методы. Если топоним образован от географического термина или апеллятива, то этимологическое исследование таких топонимов, на наш взгляд, не должно отличаться от этимологизации обычных слов. Приведем ряд примеров.

Бөген – название реки в Южно-Казахстанской и Джамбулской областях. Корнем слова является глагол бөгө//бөге 'остановить, запрудить', к которому добавлен суффикс -н, образующий от глагола существительное.

Этот суффикс функционировал еще в XI в.: от глагола йамла 'грызть, глотать' образовано название одного из [стр. 122] видов грызунов – йамлан 'грызун'
[1]Девону луготит турк. Индекс. Тошкент, 1967, с. 442.
. Казахское слово жалман 'хорек' также образовано от этого слова путем метатезы: жалма 'грызть, глотать' + -н. Аналогичных слов в казахском языке немало: ақ 'течь' + -ын (суффикс) = ағын, толқы 'волноваться' (суф.) = толқын 'течение' и т. д. Таким образом, данный гидроним образован следующим путем: к бөге 'запрудить, остановить' + (словообразующий суф.) = бөгөн//бөген 'пруд'. Надо полагать, что на таких речках когда-то делали запруды. Как видим, топоним может быть создан из обычного географического термина.

Жем (русский вариант Эмба) – название реки в Актюбинской и Гурьевской областях. Этот гидроним в средневековье имел форму Гем
[2]Левшин А. Описание киргиз-кайсакских орд и степей. Спб., 1832, ч. 2, с. 33.
. В словаре В. В. Радлова
[3]Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Спб., 1899, т. 2, ч. 2, с. 1203.
слово кем переведено как 'река' (из саянского, сагайского, койболского, качинского наречий). Известно, что тюркские народы Сибири называют Енисей Кем//Гем
[4]Там же.
. Кем//кан (с фонетическими вариантами хем//гем, кен//ген, кан//кен) в значении 'река' широко распространено на громадной территории: от Дальнего Востока до Индии
[5]Мурзаев Э. М. Местные географические термины. – В кн.: Транскрипция географических названий. М., 1960, с. 75.
. Таким образом, древней формой названия р. Жем может быть Гем, употреблявшееся в значении 'река'. Доказательством этому может быть наблюдаемое в этом регионе соответствие согласных г – ж. Например, старое название Аральского моря Гургон, Гурганж, Гузон позже произносилось Жургон, Журганж, Жузон
[6]Хасанов Х. Урта Осие жой номлари тарихидан. Тошкент, 1965, с. 11.
. Таким образом, древнее Гем > Жем могло, в сущности, обозначать просто 'река', что было характерно вообще для тополексем того периода.

Қапшағай – название ущелья и города в Алма-Атинской области. Корень слова – қап//қып. От него в тюркских языках образованы следующие слова: в киргиз[стр. 123]ском – капчал 'скалистое ущелье', капчыгай 'горное ущелье', в казахском – қапшағай 'ущелье ' и т. д. В монгольском языке хавцал – 'ущелье', хавцгай – 'скала. вершина'. Б. Орузбаева считает, что кап является древней формой глагола, от которого и были образованы вышеперечисленные слова. По ее наблюдениям, от данного корня образованы в киргизском языке кыпчы 'теснить', в якутском – хапчай 'теснить, узить', хапчан 'теснота, ущелье' и в монгольском хабчiл 'узкое ущелье'. По ее мнению, слово капчыгай образовано путем прибавления к слову капчы суффикса -гай, образующего от глагола имя существительное
[7]Орузбаева Б. Словообразование в киргизском языке. Фрунзе, 1964, с. 137.
.

Корень қап//қып встречается в древнетюркских словах: қапуг 'дверь, ворота', капчак 'устье реки', капга 'ворота'
[8]Девону луготит турк. Индекс, Тошкент, 1967, с. 349.
.

В казахском языке есть словосочетание қыпша бел 'тонкая, узкая талия'. Здесь в слове қыпша синкретическим корнем является также кып 'узкий'. Из вышеизложенного вытекает, что топоним капшагай мог быть образован из корня кап + ша – суффикс, образующий отглагольное имя, + гай – древний суффикс, образующий в тюрко-монгольских языках отыменное имя
[9]Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание. М., 1957, с. 184–185.
.

Пройдя такой долгий путь образования, географический термин қапшагай стал топонимом.

Мукыр – очень часто встречающееся в Казахстане название рек. По мнению Г. Конкашпаева, это слово монгольского происхождения: 'короткий, замкнутый'. Такие названия часты также и в Монголии и в Китае
[10]Конкашпаев Г. Географические названия монгольского происхождения. – Изв. АН КазССР. Сер. филол. и искусствовед., 1959, № 1, с. 93.
. На наш взгляд, оно не является заимствованием из монгольского, а термином, общим для тюрко-монгольских языков. В монгольско-казахском словаре второе значение слова мухар – 'короткий'
[11] Хабшай С., Мініс Э. Монголша-қазақша сөздік. Уланбатор,1954. 114-б.
. В казахском языке [стр. 124] имеются слова мұқыр, мұқыл (имеющие общий корень с монгольским мухар) в том же значении. Общеизвестно наличие в монгольском и тюркских языках соответствия р – л. Казахское слово мықыр (мықыр кісі 'человек невысокого роста', букв, 'человек короткий') имеет тот же корень.

Нұра – название реки, протекающей через Караган-динскую и Целиноградскую области. Э. Мурзаев утверждает, что это монгольское слово, означающее 'овраг', 'балка'
[12]Мурзаев Э. М. Природа Синьцзяна. М., 1966, с. 348.
. В современном монгольском языке нураа 'изрыть', 'падать', нуур- 'озеро'. На наш взгляд, монгольское нура и казахское жыра – слова однокорневые, имеющие тюрко-монгольскую языковую общность. Еще одним доказательством этого является чередование звуков н ~ ж в начальной позиции в монгольском и казахском языках, например:

монг. яз.каз. яз.
нас
наслах
нийлэх
нудрага
нудраглах
нуурмаг
жас 'молодой'
жасау 'делать'
жиылу 'собираться'
жұдырык 'кулак'
жұдырыктау 'колотить'
жырма 'канавка' и т. д.


Рассмотренные выше топонимы образованы на основе географических терминов, т. е. апеллятивов. И их этимологизация не имеет принципиальных различий с этимологизацией обычных слов. Кроме того, мы убедились, что этимологические поиски нельзя вести только в одном направлении. По своим целям они достаточно разнообразны: в одних случаях раскрывается значение слова, в других – прослеживаются фонетические изменения корня слова, в третьих – определяются все компоненты (корень, суффиксы) топонима. Например, в этимологическом разборе гидронимов Жем, Муқыр, Нұра выяснены их семантика и фонетические показатели, а в географических названиях Бөген, Қaпшағай их этимология (корень, суффиксы) раскрыта полностью. При раскрытии семантики топонима учитывалась роль географического фактора, реалий в его формировании.

[стр. 125] В итоге можно заключить, что этимологический поиск велся из обычного или традиционного метода. И поэтому мы предлагаем назвать его обычно-традиционным методом исследования этимологии топонимов.

Но в некоторых случаях использования его бывает недостаточно. Он не способствует раскрытию специфических сторон топонимов, которые необходимо учитывать в первую очередь. Приведем примеры.

Казахское название Алматы образовано следующим путем: алма 'яблоко' + ты – суф. производного прилагательного в древних тюрко-монгольских языках, показы-вающий наличие какого-либо предмета – яблоневое, т. е. место, где растет много яблонь. Данная этимология мотивируется тем, что, во-первых, в Казахстане очень много названий такого типа: Оленты, Шидерты, Силеты, Ыргайты и т. д., во-вторых, сочетание согласных рт, нт, лт характерно для древнетюркских языков, в-третьих, древние формы часто сохраняются в топонимах, потому что имеют способность консервироваться. Очевидно, оформление топонима Алматы проходило на протяжении большого отрезка времени. При этимологических исследованиях топонимов все это необходимо учитывать.

Общим для географических названий Ойыл, Қиыл (реки), Орал (гора) является то, что здесь к глаголам ой 'зарой, копай', қи 'отрезай', ора 'огибай, обмотай' прибавляется суффикс -ыл//л. Первоначально такие названия, надо полагать, употреблялись в виде Ойыл өзен 'Уил-река', Қиыл өзен 'Киыл-река', Орал тау 'Урал-гора'. Последнее название в «Книге Большого чертежа» (XVII в.) зафиксировано как гора Уралтавы.

Дополнительным доказательством правильности данной этимологии могут служить следующие отглагольные существительные: қура 'собирай, сшей' + суф., образующий отглагольные существительные құрал 'орудие, инструмент', қама 'загоняй' + = қамал 'крепость', болжа 'предлагай' + = болжал 'предположение, гипотеза' и т. д. В современном казахском языке этот суффикс не является продуктивным.

Шайқурық – название села в Джамбулском р-не Джамбулской области. Топоним состоит из двух компонентов: чай в азерб., тур., туркм. языках огузской группы [стр. 126] 'река, речка'; каз. сай 'балка, овраг, речка' – фонетический вариант данного географического термина + құрық 'сухой, высыхающий'. Корнем слова қурық является лексема құр, общая для тюрко-монгольских языков, от которой в данных языках образованы слова: куруг// куру (в др.-тюрк, языках)
[13]Древнетюркский словарь. Л., 1969, с. 469.
, куру (в тур.), гуру (в азерб.), гуры (в туркм.), куру (в кирг.), құрғақ (в каз.), кургак (в алт.), кургаг (в тув.). Самая древняя форма данного слова – курук – сохранилась в узбекском и уйгурском языках. Слова хуурай 'сухой' в бурято-монгольских языках и хуурэ в калмыцком – однокорневые.

Итак, в огузской группе языков первый компонент топонима Шайқурық чай//шай имеет значение 'речка, балка', а второй – курук – в древнетюркских языках значил 'сухой, высыхающий'. Топоним расшифровывается таким образом: 'высыхающая речка' и 'сухая балка'.

Согласно грамматическому строю современных тюркских языков название должно иметь форму қуруқчай//қурықшай.

Чем же объяснить обратный порядок этих лексем? Ответ на этот вопрос мы находим в трудах проф. X. Жубанова, который писал: «Общеизвестно, что в казахском предложении существует довольно строгий порядок расположения слов. Незыблемый закон размещения членов предложения, общий для всех тюркских языков, может быть сформулирован в следующем виде: определение предшествует определяемому, дополнение дополняемому и все члены предложения – сказуемому.

Однако этот порядок расположения слов, очевидно, не был изначальным. Ибо в самом современном казахском языке налицо значительные перебои, что заставляет задумываться над причинами подобного нарушения норм существующего синтаксиса языка и видеть в них образцы норм, некогда господствовавших, но затем вытесненных новыми»
[14]Жубанов Х. Исследования по казахскому языку. Алма-Ата, 1966, с. 33.
.

Исследователь для подтверждения своей мысли приводит не только устойчивые словосочетания типа күн ұзаққа 'день долгий', сүт кенже 'молоко' + 'младший из [стр. 127] детей', имеющие отклонение от синтаксической нормы современного казахского языка, но и ярко выраженный ономастический материал, сохраняющий древние формы языка. Как полагает он, имена людей, например: Күнсұлу 'солнце красивое', Айсұлу 'луна красивая', Таңсұлу 'утренняя заря красивая', Күнжарық 'солнце светлое', Айжарық 'луна светлая', Таңжарьқ 'утренняя заря светлая' – не могут быть синтаксически расшифрованы в пределах норм современного казахского языка. По современной синтаксической норме они должны быть построены в виде Сұлукүн 'красивое солнце', Сұлуай 'красивая луна' и т. д. По мнению автора, такой порядок слов был первичным, что и подтверждается на примере топонима Шайкурык, ибо здесь определение (құрық – сухой) находится после определяемого слова (шай//чай – речка).

В пользу данной этимологии можно привести еще два доказательства: во-первых, огузские племена в VIII– IX вв. действительно жили вдоль Сырдарьи и на юге Казахстана, во-вторых, в данной местности имеется старое речное русло, по которому весной идут талые воды. Вся эта совокупность и лингвистических, и дополнительных исторических и географических сведений убедительно доказывает достоверность этимологии данного топонима.

Подобный подход в этимологических исследованиях мы, опираясь на теоретические положения известного советского лингвиста Б. А. Серебренникова по этому вопросу
[15]Серебренников Б. А. О методах изучения топонимических названий. – Вопросы языкознания, 1959, № 6.
, предлагаем называть специфическо-топонимическим методом.

Другим, не менее рациональным путем исследования этимологии топонимов является применение комплексного метода. На его преимущество указывали В. Абаев, А. Белецкий, А. Дульзон, А. Искаков, Э. Мурзаев, А. Матвеев, В. Никонов, А. Попов, Б. Серебренников, Э. Севортян и некоторые другие исследователи.

Комплексный метод этимологизации топонимов предполагает использование данных лингвистических, географических, исторических и других наук. Приведем примеры.

[стр. 128] Баянжурек – название горы в Талды-Курганской области. Этот ороним, заимствованный из монгольского языка, состоит, на наш взгляд, из двух компонентов: баян 'богатый' + зураг 'рисунок, наскальное изображение'. Данная этимология опирается на то, что, во-первых, переход монгольского з в ж в казахском языке закономерен:

монг. яз.каз. яз.
завcap
зайдагнау
залгаа
зар
засах
жапсар 'шов'
жайдақтау 'расседлать'
жалгау 'соединить'
жap 'известие'
жасау 'делать' и т. д.


Во-вторых, второй компонент данного топонима – зураг 'рисунок' – не совсем случаен, ибо по материалам эпиграфических экспедиций Института языкознания АН КазССР эта гора богата наскальными изображениями. Здесь налицо соответствие географической реалии (термин В. Абаева) содержанию названия. Таким образом, этимология оронима раскрыта не чисто лингвистическим путем, а при помощи дополнительного географического фактора.

Гурьев (казахское название Уйшик) – название города и области. Этимология его прозрачна: «Гурьев или Гурьев-городок. Основан в первой половине XVII в. рыбопромышленником Гурием»
[16]Брокгауз Ф. А. Ефрон И. А. Энциклопедический словарь, Спб., 1893, т. 9а, с. 918.
. А вот казахское название города (Уйшик) не совсем ясно. У местного населения существует легенда, что якобы очень давно в этих местах стоял чей-то уйшик 'домик, балаган'. Отсюда название города. Здесь мы имеем образец народной этимологии, ибо в год основания населенного пункта, т. е. в 1640 г. казахов в данной местности не было. Здесь было место кочевья сначала ногайцев, затем калмыков
[17]Тр. Оренбург. уч. арх. комиссии, 1900, вып. 7. Исследования Н. Чернявского, вып. 4, с. 43.
.

Что же тогда означает это слово? По нашему мнению, оно происходит от русского слова учуг. Так называли большое речное каменное сооружение для ловли рыбы. [стр. 129] Устроить такое препятствие для рыбы было нелегко, ибо оно требовало усилий сотен людей
[18]Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь, т. 25, с. 122–123.
.

Известный исследователь XIX в. П. И. Рычков писал, что в 1760 г. в Гурьеве существовал учуг
[19]Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург, 1887, с. 252.
. Фонетические изменения учуг >уйшік возникли, во-первых, благодаря вышеупомянутой народной этимологии, во-вторых, в казахском языке звук ч отсутствует, в-третьих, по той причине, что казахские слова на звук г не оканчиваются и поэтому в конце слова в казахском языке в подобных случаях появляется звук к. Таким образом, этимология данного топонима найдена комплексным методом, т. е. объединением данных лингвистики и истории.

Қордай – перевал между Алма-Атой и Фрунзе в Чу- Илийских горах. По мнению Г. Конкашпаева, данный топоним восходит к монгольскому хуртай 'дождливый'. На наш взгляд, корень слова кордай суть хор//қар//қор (последний вариант принадлежит узбекскому языку), общий для тюрко-монгольских языков. В монгольском языке хор – глубокий снег, сугроб, буран, гора снега после бурана
[20]Хабшай С., Мініс А. Указ. словарь, с. 290.
. В тюркских языках данное слово встречается в формах қар//қор 'снег'.

Вторая часть названия -дай//-тай является наиболее древней формой, имеющей многочисленные варианты: лы//лы, лу//лу, ты//ті, ды/ді, ту//ту и т. д., которые сегодня являются суффиксами производного прилагательного. Форма дай//тай сохранилась в монгольском языке
[21]Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание. М., 1957, с. 205.
.

Как видим, название оронима дает точную информацию о том, что здесь зимой часты бураны, которые заваливают все снегом. Топоним образован, очевидно, в период общности тюрко-монгольских языков, о чем говорит сохранившаяся в данном названии застывшая древняя форма тай//дай.

Таким образом, этимологическая характеристика топонима такова: хор//қар//қор 'снег' + тай//дай (древний словообразующий суффикс производного прилагательно[стр. 130]го, означающий наличие или обилие чего-либо). Значение его – 'снежный' (перевал), что вполне соответствует географическому и метеорологическому положению объекта.

Шардара – название древнего городища, ныне так называется районный центр Кызылкумского р-на Южно- Казахстанской области. В городище (впоследствии оставшемся под Чардаринским водохранилищем) в 1959–1963 гг. велись археологические работы. Топоним, на наш взгляд, образован на основе двух иранских слов: шар//чар 'четыре' + дара 'каньон, овраг, яма, канава'. Археологические исследования местных городищ Актобе 1, Актобе 2 и Шаушукумтобе показали, что они были окружены рвами с водой. Археологи установили, что Акто-бе 2 существовал в I–IV вв. нашей эры
[22]Максимова А. Г., Мерщиев М. С., Вайнберг Б. И., Левина Л. М. Древности Чардары. Алма-Ата, 1968.
. Исторические данные свидетельствуют о том, что в раннем средневековье эти места частично населяли согдийцы (предки современных таджиков), язык которых относится к иранской группе языков. Термин дара часто встречается в составе топонимов Ирана, Кавказа, Средней Азии и Турции
[23]Мурзаевы Э. и М. Словарь местных географических терминов. М., 1959, с. 70.
.

Как видим, этимология приведенных нами топонимов подтверждается лингвистическими, историческими й археологическими исследованиями одновременно, т. е. изучена комплексно.

Все приведенные примеры убедительно доказывают рациональность использования комплексного метода в изучении этимологии топонимов.

Выбор обычно-традиционного, специфически-топонимического и комплексного метода этимологического исследования топонимов зависит от характера материала и необходимости изучения образования и развития топонимов в определенных исторических условиях. Однако эти методы-приемы неотделимы друг от друга и могут быть применены комбинированно или смешанно.

Здесь мы не выделяем отдельно методов сравнитель[стр. 131]но-исторических исследований
[24]Тенишев Эю. Р. О методах и источниках сравнительно-исторических исследований тюркских языков. – Советская тюркология, 1973, № 5, с. 119–123.
, поскольку они применяются во всех вышеуказанных методах этимологического исследования топонимов.


Данная статья опубликована в сборнике: Тюркская ономастика. Алма-Ата: Наука, 1984. – С. 120–131.





Индекс качества сайта (ИКС):