Размещу на сайте ваши публикации, изданные ранее на бумажных носителях. Присылайте сканы.

Фамилия года


»Собакин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Ономастический архив

Система казахских антропонимов в деловых документах
XVIII – начала XIX в.

Поделиться ссылкой:


Об авторе: Ергазиева, Нарима Исмаиловна. Исследователь из Алматы (Казахстан). Кандидат филологических наук, профессор. В 1976–2001 заведовала кафедрой государственного (казахского) и иностранных языков Алматинского технологического университета.


Цифра красного цвета в квадратных скобках маркирует начало страницы в печатной версии статьи. Выходные данные смотрите после текста статьи.


Казахстан и Средняя Азия в XIX веке
Казахстан и Средняя Азия в XIX веке
[стр. 207]Официально-деловые документы 80-х гг. XVIII – начала XIX в., написанные как на русском, так и на казахском языках, заключают в себе обширные материалы по казахской антропонимии.

[стр. 208]По форме они распадаются на: 1) письма официальных лиц; 2) донесения командиров войск, комендантов крепостей; 3) документы, исходившие от казахских феодалов (биев, султанов, батыров, тарханов, ханов); 4) частные письма; 5) документы, написанные на казахском языке (в основном – постановления собраний старшин, обращения к губернаторам, реже письма на имя царя). Все эти документы подписывали старшины, бии, султаны, ханы, старшие люди аула, отдельных родов и т. д.

Поскольку в практике ханских канцелярий использовался татарский язык, то и собственные имена давались в татарской форме1.

Мною исследовано 154 документа, что дает возможность определить общий количественный состав и языковой материал собственных имен, встречающихся во всех документах, что и является задачей сообщения.

Но поскольку количественный состав антропонимов в документах не равномерен, за основу взяты те из них, в которых отражено большее число имен. По этому принципу документы подразделяем на две группы: а) документы от 1785 до 1798 года; б) документы от 1800 до 1828 года.

В документах первой группы (1785—1798 гг.) насчитывается 339 антропонимов.

Определяя лексический состав этих антропонимов, мы установили, что 205 из них по происхождению являются собственно казахскими, а 134 арабо-персидскими. Например, в документе № 4 от 21 июля 1875 г. зафиксированы следующие казахские имена: Сегизбай, Сартай, Жансары, Отебас, Кара, Кобек, Тилбай, Бахадур, Айдарбек, Каражан, Актан, Коккоз, Макул бахадур, Отек бахадур, Отеули, Есенаман, Косем бахадур, Жаркынбай, Кулжабай, Каратау, Кара бахадур, Сасыкбай бахадур, Тлеке бахадур, Есиркеп, Тленши бахадур и т. д.; арабо-персидские: Азамат, Сафар, Мамбет, Омир бахадур, Хасан, Султанали бахадур, Даулет, Кадыр, Садыр бахадур, Кабул мырза, Абул-жалил хожа и т. д.

В документе № 20 от 5 апреля 1787 г. встречаются казахские имена: Чиклибай, Чойташ, Кочкар батыр, Кара[стр. 209]бай султан, Сарша, Акымбет, Каратай, Жаркынбай, Кулжабай, Исянбай, Беккул, Каратай, Сегизбай, Итемген, Коккоз; арабо-персидские: Дюсен, Мусреп, Шукурали, Сейтмухаммет, Имантай, Ашкаран и т. д.

В документе № 50 от 4 января 1874 г. зафиксированы имена: казахские – Срым, Реалы, Кошербай, Жанатай, Токсанбай, Серкебай, Койсары, Медет, Кушикбай, Казанкап, Жиенбай, Бекбау, Кулшин, Екилик, Ербай, Карабатыр, Елшинбек, Бодене, Байтилеу, Жандар, Елинкара, Темирбек, Дулатбай, Есберген, Жаукашты, Борибай, Тобет, Кошкар, Кенжекара мырза, Жарылкап, Жандар, Отарбай, Толыбай, Елгон, Батырбек, Тансык, Кобек, Басыгара, Жанзак батыр, Избасар, Балапан, Карабура мырза, Алтай батыр, Есенбай, Шоинкара, Саламат, Жанак, Карабай батыр, Тулеген, Шунак мырза, Шубар, Куралбай, Жарас, Боздак мурза, Койбак и др.; арабо-персидские: Алдажар, Ажибай, Султанкул, Бердали, Кожамжар, Дербисали, Даутали, Жадигер, Баймагамбет, Дос, Шахмурат, Жаншора, Садыр батыр, Абулгазиз, Нурали, Султанбек, Абдулкерим, Достан, Кудайберди, Кудайберген, Наурузбай, Кожаберген, Дәулет, Сердали, Кулмагамбет, Шахгазы, Досмухамбет мулла, Кадырбай и т. д.

Как видим, некоторые сложносоставные имена образованы путем сложения арабо-персидских и казахских слов. Имена монгольского и русского происхождения не встретились вообще.

Структурный состав, система и общее количество антропонимов, зафиксированных в документах 1800–1828 гг., намного отличаются от антропонимов предыдущего периода и количественно и качественно. В составе 994 антропонимов имеются не только арабо-персидские, но и единичные монгольские и русские антропонимы.

Из 994 антропонимов 721 образован от собственно казахских нарицательных слов, а 265 заимствованы из арабо-персидского языка. Долю монголизмов представляют лишь пять антропонимов, русизмов – три. Приведенные цифры свидетельствуют о слабом влиянии ислама в Казахстане в XVIII–XIX вв., что сказалось на малом количестве личных имен, заимствованных из арабо-персидского языка.

[стр. 210]Следует отметить, что имена из исследуемых документов употреблялись на всей территории Казахстана без особых изменений. А это является свидетельством цельности общенародного языка. Например, антропонимы, зафиксированные в документе № 110: Жалтыр, Жиен, Есмурат, Сартай, Байжан, Боранбай, Аккозы, Келдибай, Балтабек, Батырхан, Капан, Мурат, Нарбек, Сатыбалды, Есдаулет, Куаныш, Сексенбай, Ермек, Сансызбай, Асан, Айдос, Отеген, Тулеген, Шеген, Ерлепес, Бердибек, Тлеули, Есет, Айкул употребляются и в настоящее время во всех областях Казахстана. Семантика их прозрачна. Правда, встречаются имена, семантика которых остается неясной, труднообъяснимой: Тоганас, Тотай, Шотан, Бабас, Бауасак, Болекей, Буке, Жабал, Жабан, Дедрис, Сагыр, Етес, Сыпыра, Сасай, Атим и др.

Сопоставление антропонимов изучаемого периода с современными показывает, что их система, структурно-словообразовательные модели почти не отличаются.

И у тех, и у других отмечается малое количество односоставных антропонимов: Алан, Арал, Артык, Асау, Бота, Дат, Дауыл, Барак, Бес (Кадырулы), Есен, Есет, Жиен, Косем, Кара батыр, Макул, Оте, Отек, Серке, Таз, Ток, Токе, Темир, Уки.

Сложносоставные антропонимы насчитывают почти 90% всего изученного материала. Самыми характерными являются следующие антропонимы: Айболат, Айдарбек, Арсланбай, Аманбай, Аптапберген, Байбатыр, Байжан, Байкадам, Баймурат, Байтурсун, Басыкара, Борибай, Бортебай, Буркитбай, Есмурат, Есенаман, Есдаулет, Жанаберген, Жантемир, Жылкелди, Карабатыр, Каратау, Кожагельды, Косбармак, Карашолак, Кушикбай, Нарбек, Сатыбалды, Султанбек, Танатар, Торегали, Темирбек, Худайберген, Шинтемир, Шукурали, Шикелбай.

В структуре сложносоставных антропонимов исследуемых памятников преобладают такие социально-политические термины (титулы), как хан, бахадур, батыр, султан, бай, бий, бек, мурза, тархан, туленгит, мулла, казы. Например: Кудаш бий, Баиш бий, Нурбай бий, Сартай бий, Отебас бий, Каражан бахадур, Коккоз бий, Актан бий, Жаркин бай, Косем бахадур, Жанбай бахадур, Тленчи бахадур, Жамак мурза, Кабул мурза.

[стр. 211]В исторической литературе имеется ряд сведений о социальном смысле, функции и семантике этих терминов. Так, в «Истории Казахской ССР» читаем: «Термин ′бий′, как и ′бек′ обозначал также представителей высших слоев родоплеменной знати.<...>Термин ′бай′... обозначал у даштыкыпчакских и могульских племен «богатого человека, владельца большого количества скота». Другими словами, он имел социальный смысл и служил для обозначения представителей класса степных феодалов...>2.

Титул батыр по преимуществу принадлежал к группе военной знати. Относительно применения этого термина в XVIII в. историк М. Вяткин писал: «К батырам XVIII в. часто принадлежали влиятельные феодалы: назовем батыра Средней Орды Жанибека; Есета – Малой Орды. Нередко звание ′батыр′ присваивали себе владельцы, т. е. феодалы ′белой кости′, как почетное звание»3.

На наш взгляд, значение и социальный смысл слова батыр, часто встречающегося в казахском эпосе, противоположно вышеприведенному.

Социальный термин тархан в указанных документах встречается очень редко. По-видимому, он был заимствован местными жителями из башкирского языка, где он широко применялся еще в XVIII в. По сведению С. М. Шапшала, слово-титул тархан нашло широкое употребление еще в XV–XVIII вв. в России и Грузии как социальный термин4. Употребление слова тархан в качестве термина в тюркской среде в VI–VIII вв. широко известно в науке из памятников древнетюркской письменности5. Пo определению Б. Я. Владимирцова, «лица, освобожденные от повинностей, назывались darxad»6.

Интересно употребление отчеств в различных формах [стр. 212]и вариантах, а также разнообразных социальных терминов-титулов в сочетании с антропонимами.

Казахское слово улы ′сын′ часто заменялось арабским бин ′сын′, и в оформлении отчеств эти слова употреблялись параллельно. Массовое употребление слова бин встречается в документе № 50 от 4 января 1794 г.: Токсан бин, Казанкап бин, Бекбау бин Ертай, Екилик бин Богенбай, Карабатыр бин Итемген, Кушукбай бин Карахожа, Султан Исенгали бин Нургали хан, Кобек би бин Кушарбай би, Косбармак би бин Таттибай, Кудайменде бин Калкаман, Кахан бин Сегизбай, Карамурза бин Даулбай, Мурзагельди бин Дулатын, Куралбай бин Жарас и др.

Слово улы в системе отчеств начиная с 1810 г. заменяется среднеазиатской книжной формой оглы/углы. Например: Султан Алгазы Жадигер оглы (улы), Казы Жумагул Асангул оглы, би Кожаберген Мурзагали оглы, старшина Дуан Сапак Боранбай оглы, Бердикожа Кадырбай оглы, Жандабол Отын оглы, Тана Досан оглы, Елтай Нургали оглы, Еркингали Каратай оглы и др.

Появление наименований по отцу, т. е. отчество (хотя элементы их были еще раньше у казахов), в документах тесно связано с социально-культурным развитием народа, с введением официально-деловой документации в общественной жизни казахов. Поэтому данную систему наименований по отцу можно считать начальной в развитии современных отчеств казахов.

Итак, антропонимическая лексика официально-деловых документов и переписок частных лиц говорит нам не только о лингвистических особенностях, но и о структуре, общей системе, способах образования, характерных чертах антропонимов казахов конца XVIII – начала XIX в.

Литература

1См.: Материалы по истории Казахской ССР. М.; Л., 1940, т. 4, с. 43.

2См., напр.: История Казахской ССР. Алма-Ата, 1979, т. 2, с. 218.

3Вяткин М. Политический кризис и хозяйственный упадок в Малой Орде в конце XVIII – начале XIX в. – В кн.: Материалы по истории Казахской ССР. М.; Л., 1940, т. 4, с. 13.

4Шапшал С. М. К вопросу о тарханских ярлыках. – В кн.: Академику В. А. Гордлевскому: Сб. статей. М., 1953, с. 302–316.

5Малов С. Е. Памятники древнетюркской письменности. Л., 1951, с. 27.

6Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. М., 1941, с. 64.

Данная статья опубликована в сборнике: Тюркская ономастика. – Алма-Ата, 1984. – С. 207–212.