Размещу на сайте ваши публикации, изданные ранее на бумажных носителях. Присылайте сканы.

Фамилия года


»Собакин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Ономастический архив

География фамилий – этноистория грузин

Поделиться ссылкой:


В. А. Никонов среди коллег из
Азербайджана (Фрунзе, сентябрь
1986)

В. А. Никонов
Об авторе: Никонов, Владимир Андреевич (1904–1988). Известный ученый, один из крупнейших специалистов по ономастике. Автор многочисленных трудов по самым разнообразным направлениям и проблемам этой науки: топонимики, антропонимики, космонимики, зоонимики и др. Более 20 лет руководил группой ономастики в Институте этнографии АН СССР. Был инициатором и организаторов нескольких конференций по ономастике Поволжья (первая состоялась в 1967 г.).

Работа показывает многогранность научных интересов В. А. Никонова и посвящена грузинским фамилиям, географии их распространения. Известная узкому кругу ономастов, эта работа практически неизвестна широкому кругу людей, интересующимся грузинскими фамилиями.


Цифра красного цвета в квадратных скобках маркирует начало страницы в печатной версии статьи. Выходные данные смотрите после текста статьи.


[стр. 150]Хотя грузинские фамилии на несколько столетий старше русских, первые из них возникли в XIII в. или даже раньше. Основная масса фамилий появилась, вероятно когда Грузия была раздроблена на разобщенные и враждующие между собой феодальные владения. Политические, экономические, культурные процессы в них протекали различно, по-разному развивался и язык. Эти различия породили пестроту форм фамилий. Но все же языковое родство и сходные исторические черты объединяли все картвельские этнографические группы в определенные фамильные группы: они образованы присоединением второго компонента, постепенно превращающегося в суффикс (т. е. утрачивающего самостоятельное лексическое значение). Всего 7–8 таких формантов образуют фамилии 3,5 млн. грузин, повторяясь грандиозных количест[стр. 151]вах, каждый на определенной территории. Их статистико-географические соотношения показывают историческое формирование грузинской нации. Все приводимые Подсчеты выполнены автором и публикуются впервые*.

*Ценную помощь оказывали Г. С. Читая, Ш. В. Дзидзигури, А. В. Глонти, И. Н. Бакрадзе, С. А. Арутюнов, В. Т. Тоцурия, А. К. Чкадуя, Г. В. Цулая, П. А. Цхадия, а также Ш. Т. Апридонидзе, М. Чабашвили, Н. Г. Волкова, Р. Топчишвили, Р. М. Шамедашвили, М. С. Микадзе, Л. М. Чхенкели и коллектив республиканского архива загса.

Источники: 1) полная перепись населения 1886 г., документы которой хранятся в Центральном историческом архиве Грузии1 (находится в Тбилиси); 2) акты загсов; 3) списки избирателей; 4) телефонные и другие справочники; 5) списки фамилий в исследованиях2, статьях3, диссертациях4. Понятно, что в единую статистическую таблицу они не все сводимы. Подсчетами охвачено полмиллиона грузин по всем районам (восточная часть Грузии – полностью, кроме городов; по западным областям материалов меньше – фонд переписи погиб в Кутаисском филиале архива) в объеме, достаточном для статистически надежных показателей.

Абсолютно преобладают и по количеству носителей, и по территориальному охвату две формы фамилий: с компонентами -дзе в западной части республики и -швили – в восточной. Первоначальное значение обоих формантов сходно: -дзе – «сын, потомок»; -швили – «ребенок», «рожденный». Они типологически тождественны фамилиям других народов: в германских языках сен (сyн, сон, зон) – «сын»; в тюркских -оглы – «сын», -кыз – «дочь, девушка»; все форманты, присоединяемые к основе, означающей отца, указывают «чей сын».

Фамилии от имен канонических – Гиоргадзе, Леонидзе, Николайшвили и т. д. – охватывают лишь меньшинство, чаще фамилии идут от нецерковных имен: Мгеладзе, Мчедлишвили и т. д. Однако нельзя прямо связывать эти фамилии с нарицательными мгели – «волк»; мчедли – «кузнец». Первоноситель фамилии Мгеладзе, как и его русский «однофамилец» Волков, был сыном не волка, а Волка – носителя личного имени Мгела.

Еще одно необходимое предостережение. Фамилии с этнонимом в основе (Сванидзе, Джавахидзе, Джавахишвили) особо привлекают историка и этнографа, но опасно забывать принцип относительной негативной имен собственных: фамилии эти не могли возникнуть в среде са[стр. 152]мих сванов или джавахов (где сваном или джавахом был каждый), а только вне ее. Их основа могла обозначать даже не свана или джаваха, а лишь человека, чем-то похожего на них (в одежде или по иному признаку) побывавшего у них или торговавшего с ними.

Фамилии, образованные с -дзе (соединяемые с основой гласным а или и в зависимости от гласных основы) предполагают возникшими в XIII в. Они абсолютно преобладают в Имеретии. В районах Орджоникидзе, Тержола фамилии на -дзе охватывают более 70% всех жителей По мере удаления от этого ядра их частота убывает. На юго-западном рубеже Имеретии, в районе Вани, к ним принадлежит более 2/3 населения (1961 г.), западнее, в Гурии (районы Махарадзе, Ланчхути), – более половины. На противоположном северо-восточном фланге, в Лечхуми, их носит почти половина населения, как и дальше – в Раче (ныне район Они). Только на северо-западе, в Верхней Мегрелии, формант -дзенечаст: в районе Гегечкори – только 7%; в меньшинстве он и иа северо-западном побережье. В Сванетии фамилии с формантом -дзе составляют меньше 1/10. Где пролегла черта, западнее которой преобладает -дзе, восточнее – -швили? Границей между западной и восточной Грузией принято считать Сурамский (Лихский) хребет, поперечный хребтам Большого и Малого Кавказа, он пересекает Грузию в самом узком месте. Но диалектологам пришлось внести поправку, обнаружив, что па юге восточные говоры звучат значительно западнее Боржоми. А собранные мной фамилии показали, что преобладание западного -дзе севернее Куры продвинуто «навстречу», восточнее Сурами. По югу данные 1886 г. скудны, в Боржоми, Бакуриани грузин тогда было мало. В Чобисхеви всего 573 грузина, из них 435 – с «западными» фамилиями на -дзе. Еще юго-западнее, в Ахалкалакском р-не, по документам 1970–1971 гг. (в Баралети, Вачиани, Гогешени, Дилиска, Чунчхе), фамилии на -дзе охватывают даже ¾ грузинского населения. В полосе, вытянутой вдоль среднего течения Куры (в прошлом часть Картли), формант -дзе преобладает только на западе – в Хашурском р-не и далее врезается глубоким заостренным клином на восток через район Карели (они и в 1886 г. преобладали в селах Абиси, Арабулани, Арехети и др.) в Горийский р-не (села Шертли и Арашенда), где фамилия с этим формантом обрывается (в с. Арасхеви жили 93 носителя фамилий -дзе и 91 – на -швили).

[стр. 153]Разместив на карте по современному административному делению данные 1886 г., получаем поразительно четкий профиль этой полосы с запада на восток (в скобках приведены подсчеты по документам загсов 1970–1971 гг.), в %:


Район-дзе-швилипрочие
Хашури76 (60)24 (34)
Карели40 (34)59 (61)1
Гори2866 6
Каспи1085 5
Мцхета17 (17)72 (74)11 (9)

Акты загсов в отличие от переписи охватывают только часть населения, но отчетливо единая тенденция при достаточно крупном объеме подсчета позволяет предположить, что количественное выражение «соперничества» -дзе и -швили уловлено в основном верно: граница восточной и западной Грузии по формам фамилий проходит восточнее Сурамского хребта.

Таким образом, о зоне статистической вибрации -дзе/-швили можно говорить языком цифр, но предстоит провести сопоставление диахроническое.

Восточнее Сурамского хребта -дзе встречается гораздо реже: в Кахетии – только 3–7%. Несколько чаще они между Тианети и Телави. В северо-восточной Грузии фамилии на -дзе составляли лишь отдельные гнезда; несколько таких гнезд тяготели к Военно-Грузинской дороге, между Казбеги и Мцхета.

Но два крупных «острова» фамилий с формантом -дзе надо рассмотреть особо. На крайнем северо-востоке Грузии, в ущельях Главного Кавказского хребта у границ с Чечено-Ингушетией и Дагестаном, на территории, совершенно отрезанной от всей зоны преобладания форманта -дзе (бывш. р-н Омало, позже включенный в Ахметский), живут тушины. Почти 2/3 их (1886 г.) имели фамилии с формантом -дзе, только 23% – -швили и 10% – -ули, ури. Многовековая оторванность Тушетии, все связи с которой ежегодно прерывались на 6 месяцев5, сказывалась во всем, и обособленность понятна. Проникновение форманта -швили из соседней Кахетии [стр. 154]тоже естественно: тушины, основой жизни которых было овцеводство, не могли существовать без летнего отгона овец в долины Алазани и ее притоков, поставляя за это царю Кахетии ежегодно 500 воинов и 600 овец. Но откуда как и когда мог стать преобладающим западногрузинский формант -дзе? Пришли тушины с запада. Модель фамилий на -дзе не картлийская, а имеретинская, однако такого отдаленного очага тушин исследователи не знают. Некоторые дореволюционные исследователи высказывали даже догадку, что тушины возникли вне Грузии, но оснований для этого у науки нет6. Трудна и датировка: возникновение фамилий нельзя отнести в глубь веков, а поэтому и дальнему переселению целого народа трудно было ускользнуть от историков. Тушины на свою современную территорию могли привести с собой еще не фамилии, а их будущую основу -дзе.

Осталась не только не объясненной, но и незамеченной характерная деталь: в противоположность разной частоте соединительных гласных (-и, а) в фамилиях тушин фигурировало только и. Например, в с. Гогрулти таковы все восемь фамилий (81 человек – Букуридзе, Джохаридзе и т. д.), в с. Дано – 82 человека с -идзе (Татаридзе, Черпеидзе и т. д.) и ни одной фамилии с -адзе. В 1886 г. 2660 тушин носили фамилии с -идзе и только 162 – с -адзе. Такое соотношение, исключая случайность, требует внимания исследователей – оно существенно для истории тушин и их языка. Не связано ли оно с мегрельско-имеретинским законом появления и после основ с финальным (тушинские фамилии Бгардаидзе, Цаидзе, Гочилаидзе и др.). Или причины иные? Может быть, эта особенность поможет исследователям в поисках давнего очага тушин. Но все же большинство тушинских фамилий – без соединительного -а-: Бахоридзе, Хутидзе и др. И еще одна деталь, на которую никто не указал: сочетание -aи- (часто записано -ай-: Омайдзе, Идайдзе, Цайдзе и др. – переписные листы написаны по-русски) – тушинские фамилии сохранили древнегрузинскую форму. Заметила это Л. М. Чхенкели, которой автор благодарен.

Другой «остров» фамилий на -дзе – Тбилиси. Хотя город находится на территории преобладания фамилий на -швили, по каждая столица вбирает в себя черты всех частей страны. Любопытен парадокс: в Тбилиси фамилий на -дзе меньше, чем на -швили, а количество их носителей противоположно: -дзе около 45% при 30% -швили. Самые частые фамилии столицы: Джапаридзе (их [стр. 155]там больше 4 тыс.), Долидзе, Каландадзе, Лордкипанидзе.

На большей части восточной Грузии преобладают фамилии, образованные формантом -швили. Он тоже древен, известен с XIV в. (Бурдиасшвили в «Памятнике эриставов», но неизвестно, фамилия это или скользящее дедичество). В фамилиях Кахетии, по переписи 1886 г., он монополен: в бывшем Телавском у. формант -швили охватывал более 9/10 всех жителей. В северо-восточной Грузии (бывшие Душетский и Тианетский уезды), кроме склонов Главного Кавказского хребта, к фамилиям co -швили принадлежало 2/3 населения, как и западнее в Карталинии (Мцхетский и Горийский уезды) В западной части Грузии фамилии со -швили тоже не единичны, в Раче и Лечхуме они лишь немного реже, чем с -дзе. Даже в самом центре преобладания -дзе фамилии с -швили сегодня охватывают почти ¼ населения, а на юго-западе (Гурия) – около 1/5. Но на северо-западе они редки: в Мегрелии – около 5%, а в Сванетии не достигают и 1%.

Формантом -швили образованы несколько фамилии от женских имен: Тамарашвили, Шушанашвили, Жужанашвили, Дареджанишвили, Суликашвили. Нельзя связывать все эти фамилии с внебрачными детьми; возможно, они возникали, когда вдова на своих плечах вынесла воспитание детей и тяготы хозяйства7. Видимо, региональная повышенность частоты фамилий от женских основ обязана историко-бытовой особенности края (у французов она, по А. Дозе, характерна в Нормандии).

На западе Грузии заметную величину составляют фамилии на -иа, -уа: Цхакаиа, Читана (стечение гласных, избегаемое русским языком, в русском произношение йотировано, орфографически Цхакая, Читая). Формант происходит из мегрельского языка, ближайше родственного грузинскому. Исследователи видят в этой форме более раннюю форму -иани с последующим усечением финальной части. Первоначально такие именования, видимо, служили определениями, по значению близкими к русским прилагательным8. В основах фамилий немало слов, собственно мегрельских (Чкониа из мегрел. чкони – «дуб», или Топypиa из мегрел. топури – «мед»).

На территории между Черным морем, Абхазией, Сванетией и нижними течениями рек Риони и ее правого притока Цхенис-Цкали фамилии на -иа, -уа охватывают большинство населения: в районе Гегечкори, по документам 1970–1971 гг., они охватывают 61%, в районе Хо[стр. 156]би – 52%; среди них фамилии на -иа (Жвания, Цхадая) встречаются в несколько раз чаще, чем на -уа (Дондуа, Стуруа). Есть они в Сванетии (Чкадуа) и в соседней Абхазии. А к югу от Риони частотность их резко падает: в Гурии они не превышают 1/10, восточнее, в Имеретии, еще меньше – 3%, дальше они лишь единичны (кроме Тбилиси, где они занимают третье место после -дзе и -швили – около 9%, т. е. более 100 тыс. человек). Значительно меньше (и количественно и территориально) распространены фамилии на -ава, также мегрельского происхождения: Папава, Лежава, Чикобава и др. Этимологии многих фамилий с -ава неясны. Слова, из которых они возникли, утрачены и восстановимы лишь путем исторической реконструкции (в частности, с помощью словаря А. С. Чикобава)9. На Черноморском побережье, севернее устья Риони, фамилии с -ава занимают второе место, уступая только фамилиям на -иа, -уа; например, в районе Хоби они охватывают около 1/5 всего грузинского населения (особенно их много в с. Патара-Поти на Риони, но ареал их невелик). Даже рядом, в Гурии, им принадлежит только около 3%, восточнее, по всей Имеретин, они не везде достигают даже 1%, а дальше представлены лишь одиночными семьями, за исключением Тбилиси, где они составляют 3–4%.

Формант -ава казался Н. Я. Марру измененным абхазским -ба. Но такая связь (видимо, навеянная территориальной близостью), иллюзорна. Ее убедительно отверг С. Джанашиа, он предположил происхождение -ава из мегрельского -ван с усечением финального . Это поддержал Г. В. Рогава10. Однако позже выдвинуто иное объяснение: мегрельское -ава происходит из грузинско-сванского эл-а, переход л в полугласный звук в – результат лабиализации (огубления) л11. За скудостью аргументов спор рано признать решенным.

В живой речи мегрелов интервокальное в нередко выпадает и -ава произносится как долгое а12, но на письме это не отражается.

В Сванетии более 4/5 населения носят фамилии, образованные грузинским и сванским формантами -ани, -иани. Oн развил различные оттенки значений от «принадлежащий кому» до «обладающий чем», а также собирательность – лелиани – «камыши». Этот формант образовал много грузинских слов (марилиани – «соленый» из марили – «соль»; цолиани из цоли – «жена» и т. д.). В инверсионном («обратном») словаре грузин[стр. 157]ского языка приведено 4197 слов на -ани, из них 3272 – на -иани[13]. Первоначальные значения образованных им фамилий: Зурабиани – «принадлежащий Зурабу» (т. е. потомок Зураба); Орбелиани – «принадлежащий к роду Орбели»; Ониани – «прибывший из Они» (Они – центр смежного со Сванетией района).

Карта 1. Зоны распространения грузинских фамилий с окончаниями на:
1 – -дзе; 2 – -швили; 3 – -иа, -уа; 4 – -ани(-иани); 5. – -ава; 6. – -ули, -ури; 7. – -(н)ти
Сплошные линии означают преобладающую форму, прерывистые – форму менее частую
География грузинских фамилий

Самая частая фамилия сванов – Липартелиани. Она широко распространена в Нижней Сванетии (села Лентехи, Хеледи, Хопури, Чалури и др.). Ее основа – липарители (выпадение среднего и закономерно из-за редукции в сванской речи), в которой -ели – «суффикс происхождения» (ср. фамилию Кутатели из нарицательного кутатели – «кутаисец», т. е. прибывший из г. Кутаиси). Но значения суффикса не ограничены указанием на место, а значительно шире, он присоединяется и к личным именам, и к нарицательным. Отчленив его, находим основу липарит. У грузин давно известно мужское личное имя Липарит и патроним от него – Липаритет. Старейший пример – Липаритет при дворе царицы Тамары (1036 г.). В 1615 г. известен Липартиан – правитель Мегрелии. Впервые об именовании с -ет писал в 1849 г. грузиновед Броссе: «Форма Давидет, фамилия, очень архаична и не более двух-трех раз встречается в грузинских памятни[стр. 158]ках: Липаритет, сын Липарита»14. Это наблюдение проскользнуло незамеченным. Спустя сто лет С. Джанашиа вскользь упомянул: «Форма Липаритет является одной из форм грузинских фамилий»15. Но только позже В. Дондуа посвятил ей содержательную заметку, собрав многочисленные примеры из документов, преимущественно XIII в. (Кононет, Ионосет, Павлеет и др.), справедливо указав, что их «не замечают или трактуют неверно»16. Он видит в форманте -ет показатель множественности (с чем связан и формант -éти, обычный в грузинских названиях стран – Осети, «страна осов», т. е. осетин). Но сомнительно признавать эти примеры фамилиями: возможно, это еще родовые имена, так сказать, «прафамилии», в лучшем случае «протофамилии». Но вероятнее всего возникновение имени на почве сванского языка, в котором префикс ли- чрезвычайно част, образуя существительные и прилагательные.

Фамилии, образованные с -ани, -иани, очень часты и в Лечхуми – в горных долинах южных склонов Главного Кавказского хребта у границ Сванетии. Там фамилии с -ани охватывают 38% всего населения (уступая только фамилиям с -дзе). Конечно, это не путь сванов из долин в горы, напротив, они пришли из Колхиды. Но сваны не принесли фамилии с собой, с юго-запада, а приобрели их уже на своей современной родине, юго-восточным флангом которой была и территория Лечхуми.

Формант -ани – общий для грузин. Он нередок в фамилиях вне Сванетии (Абастиани, Мибчуани и др.), но только в Тбилиси и в Раче (соседней с Лечхуми и Сванетией) достигает 4%; по всей западной Грузии таких фамилий 1–3%, а в восточной Грузии – менее 0,1%.

Иные фамилии звучат в горах и предгорьях на севере восточной Грузии. У населяющих ее хевсуров, пшавов, мтиулов преобладают фамилии, образованные формантом -ули (-ури), древнегрузинским, но живым и поныне (русули – «русский»). Основы фамилий Алудаури, Цискариули, Чинчараули и др. – старинные хевсурские нецерковные мужские имена, значения некоторых утрачены, некоторые ясны: хевсур. чинчара – «крапива». Возможно фамилия навеяна формулой, еще недавно произносимой жрецом на мтиульской свадьбе: «Чтоб потомство размножилось, как крапива»17. Среди основ всех фамилий с -ули, -ури нет ни одного церковного имени, хотя христианство у горцев Центрального Кавказа на несколько столетий старше фамилий. Это существенное [стр. 159]противоречие не замечено исследователями. Конечно, церковное имя получал каждый, но в повседневной жизни господствовало привычное, родное, точно так же, как устойчиво сохранялись обычаи или одежда.

Время возникновения горских фамилий неизвестно, но есть относительная дата «не позже»: герой народных сказаний Апциаури поднимал народ на борьбу с феодалами в начале XVII в. Выбор р/л в этих фамилиях фонетически диссимилятивен по отношению к основе: если в основе есть л, то в суффиксе появляется р (Циклаури), а если в основе р, то в суффиксе – наоборот л (Арабули).

У хевсур эта форма фамилий почти монопольна. В самых северных горных селениях Гудани, Гули, Шатили она охватывала 95%: из 2600 человек только 130 носили другие фамилии. В зоне хевсурского центра Барисахо семь селений (800 человек) составляли только носители фамилий на -ури (-ули), а в трех меньших селениях обитали 202 носителя фамилии Ликокели. На Черной Арагве (ущелье Гудамакари) фамилии с -ури составляли 85% (все данные 1886 г.).

Карта 2. Миграция частейших пшавских и хевсур-
ских фамилий (по данным 1886 г.)
1 – Арабули; 2 – Апуиаури; 3 – Циклаури; 4 – Чинчараули
География грузинских фамилий
Южнее, у пшавов, связанных с кахетинцами теснее, чем изолированные высокими хребтами хевсуры, модель фамилий с -ули, -ури менее часта, чем в Хевсуретии; она охватывала треть пшавов, как и у мтиулов на р. Белая Арагви. Вдоль Военно-Грузинской дороги от Душети до Казбеги нередки фамилии на -швили и даже -дзе, но и в душетских низовьях Арагвы фамилии на -ули все же coставляли 20%. Они распространялись и юго-западнее – на Куру: в с. Шубати (ныне в южной части района Каспи) перепись 1886 г. зарегистрировала Бекаури, Циклаури, Апциаури, совсем как на Черной Арагве, т. е. фамилии [стр. 160]прямо указывают, откуда и куда шла миграция горцев.

Возвращение горцев в долины из высокогорных ущелий, куда оттеснили их былые нашествия, началось давно. Документы сообщают о неоднократных переселениях во второй половине минувшего столетия. Совершались они и постепенно, на близкие расстояния, но были и дальние переходы. Немалый материал о них собрал в своей диссертации Р. А. Топчишвили, указав и литературу вопроса18. Но даже не будь ни одного документа, достаточно нанести на карту распространение фамилий, чтобы получить картину миграции в низовьях Арагвы, Иори, Алазаии, а местами и дальше – вверх и вниз по Куре. Рассказ обо всем этом потоке занял бы десятки страниц, но приходится ограничиться примером двух фамилий, опуская названия сел и количество носителей. Фамилия Циклаури записана в 35 селениях – от Казбека вдоль Арагвы и Иори на юг почти до Мцхета, на юго-восток почти до Телави; фамилия Чинчараули – в 17 селениях – от Шатили (у границ с Чечено-Ингушетией) на юг до Душети и за Тианети. В Тианетском у. и северо-западной части Телавского у. носители фамилий с формантом -ули, -ури в 1886 г. составляли от 20 до 30% населения, у Телави и дальше они едва достигали 2%. Некоторые оседали и в Тбилиси.

В противоположность равнинной Грузии, где селения многофамильны, на северо-востоке характерна чрезвычайно высокая концентрация: иногда не только целые селения, но и группы их заселены однофамильцами. По переписи 1886 г. в селениях Гвелети, Датвиси, Охерхеви, Чирдили все 73 двора с 314 жителями носили фамилию Арабули, в с. Гуро все 220 жителей были Гогочури, в с. Бло все 192 жителя – Гигаури. Это не исключения. Неудивительно, что нередко название села тождественно с фамилией жителей. В горах смешение населения затруднено, приток извне там слабее. Аналогичное явление в Верхней Мегрелии отметил П. А. Цхадаиа19. Но вероятно, еще сильнее действовал другой фактор: давление общинного уклада, в силу которого селились и переселялись не отдельными семьями, а целыми группами их – патронимиями. Фамилии образуют огромные массивы: Арабули встречены в 20 селениях – 1158 человек, Чинчераули – в 17 селениях – 885 человек (1886 г.) и т. д.

Семьи были чрезвычайно крупны. В материалах переписи 1886 г. семьи в 20–30 человек нередки. У горцев [стр. 161]Гудамкарского ущелья еще в 20-е годы нашего столетия сохранялись семьи в 30-40 человек20. Процесс распада больших семей протекал уже в XIX в. – в переписных листах 1886 г. постоянны пометки: «семь лет житвут раздельно без приговора общества» (в с. Миделаури, где 49 жителей носили фамилию Миделаури), т. е. семья выделилась самовольно; община много лет отказывалась узаконить раздел.

Соотношения компонентов фамилий исторически изменчивы. Так, у пшавов за последние столетия новые фамилии, возникая при дроблении больших семей, образованы формантом -швили, а не -ур или -ул (сообщили Г. Джавахишвили и Р. Топчишвили). По счастливому совпадению из этнографической экспедиции с Черной Арагви этнограф Академии наук ГССР Т. Ш. Цагарейшвили привезла материал о современных фамилиях на Черной Арагве и мы смогли положить рядом наши данные но каждому селу. За 100 лет произошли немалые перемены в жизни горцев ликвидация эксплуататорских классов, сдвиг населения из высокогорных ущелий в долины, исчезновение мелких высокогорных поселений. Но соотношения форм фамилий все же близки: в Китохи и окружающих пунктах сегодня те же фамилии (Бекаури, Циклаури), как и сто лет назад однако ушли фамилии на -швили, которые и 100 лет назад были наносными.

В целом же повсюду заметно убывает замкнутость фамилий. Для сопоставления рассмотрим соотношение носителей фамилии на -ули, -ури в названных областях и на смежных территориях (в приведении к современному административному делению) по отношению ко всему населению, в %:

 1886 г. (перепись)1970–1971 гг. (загс)
Район Казбеги4226
Север Душетского р-на9585


То есть в эти местности к коренному населению приливают приезжие из разных концов Грузии. Местное население также не остается неподвижным – по всей Грузии можно встретить фамилии с формантом -ули, -ури. Общее количество их носителей – несколько десятков ты[стр. 162]сяч, из них приблизительно 15 тыс. – в Тбилиси (1% жителей города).

Не очень многочисленны носители фамилий, образованных формантом -ели (Meхатели, Церетели), о котором уже шла речь, а самих этих фамилий лишь несколько десятков. Они разбросаны гнездами по многим местам Грузии. В основе этих фамилий – топонимы (Мтацминдели от Мтацминда – «святая гора» над Тбилиси), этнонимы (Пшавели), антропоним (Баратели) или нарицательные. Самое крупное гнездо фамилий на -ели встречаем на крайнем севере восточной Грузии, в центре Хевсуретии. Там посреди сплошной массы фамилий с формантом -ули перепись 1886 г. зафиксировала 202 человека по фамилии Ликокели (в селениях Чана, Карцаульта и др., где не было ни одного человека с другой фамилией). Другие гнезда форманта -ели находим в районах Они, Мцхета, Тианети, Телави; в Тбилиси носители фамилий на -ели составляют более 2% – Церетели, Амашукели, Вешапели, Гамрекели и др. Нелишне предостеречь, что не единичны фамилии, в которых окончание -ели не суффикс, образующий их. Например, фамилия Амаглобели отглагольна – причастие «возвышающий», а Гвардцители из цители – «красный». Многие фамилии с этим формантом дооформлены другим формантом (Гогелиани, Кварацхелиа и др.).

Совсем мало фамилий на -(н)ти, но они очень часто повторяемы: Жгенти, Глонти. Очаг их строго очерчен территориально – Гурия на юго-западе Грузии (районы Ланчхути, Махарадзе, Чохатури). Но и здесь они составляют около 1%, кроме отдельных селений, как Акети в районе Ланчхути, где особенно много Глонти. Этот формант – занского (лазского) языкового происхождения, в нем – соединительный компонент. Предполагаемая связь -(н)ти с общегрузинским -мт21 не проясняет его возникновения и первоначального значения.

Лазский язык господствовал в Колхиде античной эпохи. Еще в XIX в. лазы там были многочисленны; большинство их оказалось в Турции, некоторая часть в начале нашего столетия обитала севернее – в Имеретии и Абхазии. И. Р. Мегрелидзе привел 23 лазских фамилии, опубликованных в лазской газете «Мчита Мурцхули», выходившей в 1929 г. в Сухуми22, – все с окончанием -ши. В основном лазы слились с близкородственными им мегрелами. Из их языка и дошел формант -ши, которым в Гурии образованы фамилия Тугуши, Халваши, Цулуши, [стр. 163]Кутуши, Накаши и др. (если основа оканчивалась сонорными согласными р, л, н, м, то вместо -ши звучало -чи). У мегрел эти фамилии оканчиваются на -шиа (фамилия Джанашиа). В лазском языке этот формант образовывал прилагательные со значением принадлежности. Полвека назад эти окончания уже не воспринимались как суффикс, полностью слившись с основой. Фамилий этих гораздо больше, чем с -(н)ти но по количеству носителей соотношение обратно. Они сегодня нередки в Ланчхутском и Махарадзевском районах.

Единичны у грузин заимствованные фамилии с -ба (абхаз. ба – «дитя»), единственная – со старинным адыгейским -ква (редкая фамилия Ингороква, она же псевдоним известного писателя И. Ингороква), армянские с -ян (из -янц).

В западной Грузии были характерны формы именования женщин. В своей работе «Женские фамильные именования в южнокавказских языках и фольклоре» И. В. Мегрелидзе привел ценные, но, увы, очень фрагментарные сведения о них23. В 30-х годах нашего века старики Гурии еще помнили, что замужних женщин раньше называли их девичьей фамилией; при обращении к родственницам или упоминая их заочно заменяли окончания -дзе, -швили, -иа, -уа и др. на -пхе. В далеком прошлом существовали видные лазские роды Журданипхе, Контипхе, Почупхе и др.24. т. е. -пхе служило когда-то признаком не пола, а знатности с последующим yпрощением в -хе (Лолухе из фамилии Лолуа, Кацирихе от Кацарава), а значение его стерлось и даже превратилось в противоположное. Исследователь отметил, что в 30-х годах нашего столетия -пхе имело уже немного пренебрежительный оттенок. Замужних женщин обычно называли по фамилии мужа, употребляя впереди девичью фамилию, т. е. имя отца в родительном падеже – с показателем -ис: Долидзис асули Беридзе – «дочь Долидзе, по мужу Беридзе» (асаули или кали – «дочь»). Налицо яркие социальные и языковые процессы, пока еще ускользнувшие от научного изучения. Их значительность ясна из широких параллелей: самую яркую героиню древнерусской поэзии именуют лишь по отчеству – Ярославна; спустя столетия зафиксированы в Новгороде именования жен по мужу – Павлиха, Иваниха (подобное известно и у южных славян). Исторически менялось положение женщины, менялось и ее именование.

* * *

[стр. 164]По частотному соотношению форм фамилий в Грузии можно выделить 12 территорий:

1. Гурия. Юго-западная Грузия между Аджарской АССР, Черным морем и нижним течением Риони. Административиые районы: Ланчхути, Махарадзе, Чохатаури. Преобладает формант -дзе (больше половины жителей; 20% – -швили), нередки фамилии на -иа (больше 12%), -ава (3%), единственный в мире очаг -(н)ти (Жгеити, Глояти), хотя они составляют только 1%; есть -ши.

2. Мегрелия. Северо-западная Грузия, между Абхазской АССР, Черным морем и нижним течением Риони. Районы: Хоби, Миха, Цхакая, Поти, Зугдиди, Гегечкори, Чхороцку, Цаленджиха. Абсолютно преобладают фамилии на -иа, -уа, охватывая от 50 до 60%; на -ава – 24%, -дзе – от 10 до 16%; реже – на -швили (4–6%), заметны -ани (2%).

3. Сванетия. Районы: Местия и Лентехи. Абсолютно преобладают фамилии на -ани, -иани – свыше 80%; есть на -дзе (9%), -иа, -уа (до 5%).

4. Лечхуми и Нижняя Рача. К югу от Сванети, в основном районы Цагери и Амбролаури. Преобладают фамилии с формантом -дзе (46%), очень много с -ани (38%), есть -швили (8%), -иа, -уа (3%), -ава, -ели (по 2%).

5. Рача. Район Они. Фланг «зоны вибрации» фамилий на -дзе (48%) и на -швили (42%), нередки с -ели (6%) и -ани (4%).

6. Имеретия. Остальные районы западной Грузии от Самтредиа до Орджоникидзе включительно. Абсолютно преобладают фамилии с формантом -дзе (свыше 70%); со -швили охватывают около 1/4 населения; с -ава (западнее) и -ани (севернее) – по 1%.

7. Картлия. Полоса южней Юго-Осетинской АО в доли среднего течения Куры. Районы: Хашури, Карели, Гори, Каспи, Мцхета. «Зона вибрации» формантов -дзе (на западе охватывают 3/4 всех жителей, на востоке – 1/10) и -швили (от 1/4 на западе до 2/3 на востоке).

8. Северо-Восток. Районы: Душети и Тианети. В северной части, заселенной издавна пшавами и хевсурами, преобладают фамилии с формантом -ули, -ури; в южной части они охватывали 20–30% жителей; напротив, -швили при небольшом количестве их на севере составляют до 2/3 на юге.

[стр. 165]9. Хеви. Район Казбеги, граничащий с Северо-Осетинской АССР и Юго-Осетинской АО. Больше 40% фамилий со -швили, больше 25% – с -ули, -ури; в 1886 г. много с -дзе.

10. Тушетия. У границ с Чечено-Ингушской и Дагестанской АССР, бывший район Омало, ныне северная часть Ахметского р-на. Абсолютно преобладали -идзе (почти 2/3), остальные со -швили, -ули, -ури.

11. Кахетия. Вся юго-восточная Грузия. Районы Телави, Сигнахи, Кварели, Гурджаани и др. Почти монопольны фамилии со -швили: на большей части они превышают 90%, местами вкрапления фамилий со -дзе (3–4%), -ули, -ури (1–2%).

12. Тбилиси. Как в каждой столице, представлены черты всех частей Грузии. Преобладают фамилии на -дзе (больше 40%) и -швили (около 30%), а также -иа, -уа (меньше 10%), -ани (4%), -ули, -ури еще реже небольшое количество на -нти.

Соотношения частотностей форм фамилий следующие:


Территория-идзе-швили-ани-иа, -уа-ава-ули, -ури-(н)тиПрочие
Гурия58203133–*12
Мегрелия95259241
Сванетия918451
Лечхуми46839322
Нижняя Имеретия72241111
Рача494146
Мцхета1672775
Душети и Тианети1443376
Казбеги1557262
Тушетия761113
Кахетия89011
Тбилиси45304942.6
*Тире означает отсутствие фамилии, точка – наличие меньше 0,5%.


Вне рассмотрения оставлена вся южная полоса Грузии. В XVII в. ее полностью опустошили шахские и султанские полчища. Грузины туда стали возвращаться пос[стр. 166]ле присоединения к России, но даже в конце XIX в. там их было мало. Позже они переселялись туда из разных частей Грузии, и фамилии их представляют собой пеструю картину, для анализа которой нужен слишком большой материал, каким автор еще не располагает. Другой минус материала – отсутствие данных о высоте местностей. В такой горной стране, как Закавказье, вертикальная зональность в любом отношении играет такую же роль, что и горизонтальная. В моих работах это показана на примере топонимии25. Конечно, большая часть сказанного по отношению к распространению фамилий относится к уходящему прошлому. С былой разобщенностью и враждой покончено навсегда. В современной советской Грузии сваны, пшавы, мегрелы трудятся, учатся, отдыхают рука об руку в цехах Рустави и аудиториях Тбилисского университета, на шахтах Ткибули и пляжах Колхиды. Между ними нет былых границ. Сегодня обычны семьи, в которых сваи женат на кахетинке или мегрелка замужем за хевсуром. Их ребенок растет членом единой грузинской социалистической нации. Как и из каких этнических общностей и этнографических групп она сложилась, рассказывают фамилии, отражающие историю народа и его языка.

Сноски

1Исторический архив Грузии (Тбилиси). Ф. 254.

2Глонти А. А. Картвельские собственные имена. Тбилиси, 1967 (груз, яз.); Он же. Топономические разыскания. Тбилиси, 1971–1982. Вып. 1–4 (На груз, яз.); Макалатия С. И. Хевсурети. Тбилиси, 1940; Чарквиани А. Сванети. Тбилиси, 1967. (На груз. яз.).

3Алавидае М. Лечхумские топонимы // Тр. Кутаис. пед. ин-та, Кутаиси, 1958. Т. 18. На груз. яз.

4Махароблишвили Э. Г. Диалектология и ономастика Кварельского района. Тбилиси, 1974. На груз, яз.; находится в библиотеке тбилисского университета.

5Материалы для этнографического изучения Тушетии. Тбилиси, 1967. На груз. яз.

6Лагазидзе В. А. Историко-этнографическое прошлое Тушетии, Тбилиси, 1967.

7Никонов В. А. Имя и общество. М., 1974. С. 199.

8Иначе, по мнению Н. Я. Марра: -иа –уменьшительная форма мегрельского слова со значением «дитя» с древним фонетическим двойным -уа (Марр И. Я. Языковая политика яфетической теории. М.; Л., 1931 (гипотеза эта не получила поддержки).

9Чикобава А. С. Чанско-мегрельско-грузинский словарь. Тбилиси 1938. С. 94.

10Рогава Г. В. К суффиксации некоторых грузинских фамилий // Тр. Кутаисского пед. ии-та. Кутаиси, 1955. Т. 13. На груз. яз.

11Калдани М.. М. К вопросу о суффиксе -эл/-ав в картвельских фамильных именах/ / Иберийско-кавказское языкознание, Тбилиси, I960. Т. 22. На груз. яз.

[стр. 167] 12Мегрелидзе И. В. Лазский и мегрельский слои в грузинском. М.; Л. 1938. С. 147.

13Почхуа Б. Инверсионный словарь грузинского языка. Тбилиси, 1967. С.357–370. На груз. яз.

14Brosset M. Reports sur un voyages archéologique. СПб., 1851. XII. C. 77.

15Джанашиа С. Тубал-Табал // Тр. Ин-та языка и истории материальной культуры. Тбилиси, 1937 Т. 1, С. 214.

16Дондуа В. «Липаритет» – формы грузинских фамилий в источниках // Тр Тбилис ун-та. Тбилиси,. 1948. Т. 33-В. На груз. яз.

17Панек Л. Мтиулы. Тбилиси, 1928. С 10.

18Топчишвили Р. А. Культурно-исторические вопросы миграции горского населения Восточной Грузии. Тбилиси, 1961.

19Цхадаиа П. А. Топонимия горной Мегрелии.’Тбилиси, 1975; Цхадаиа Н. А. О функции префикса на в антропонимах Горной Мегрелии // Машне. Тбилиси, 1974. № 1. На груз. яз.

20Панек Л. Мтиулы. С. 11.

21Мегрелидзе И. Р. Лазский и мегрельский слои в гурийском. Л., 1938. С. 141.

22Там же. С. 140.

23Памяти акад. Н. Я. Марра. М.; Л., 1938. С. 152–181.

24Там же. С. 176.

25Никонов В. А. Введение в топонимику. М., 1964. С. 103–104.

Данная работа опубликована в монографии: География фамилий. – М.: Наука, 1988. – С. 150–167.





Индекс качества сайта (ИКС):