Размещу на сайте ваши публикации, изданные ранее на бумажных носителях. Присылайте сканы.

Фамилия года


»Кабанов



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Ономастический архив

Суффиксы русских фамилий XVII–XVIII веков

Поделиться ссылкой:


С. И. Зинин
Сергей Зинин
Об авторе: Сергей Иванович Зинин (1935–2013). Один из крупных специалистов по русской ономастике. Выпускник филологического факультета Ташкентского университета. В 1970 году защитил кандидатскую диссертацию по русскому языкознанию, получил звание доцента. Читал лекции по русскому и общему языкознанию, возглавлял кафедру истории и диалектологии русского языка, межфакультетскую кафедру русского языка. Дважды выезжал за рубеж, преподавал русский язык в Айншамском университете (Египет) и Университете Тенрико (Япония). С 1986 по 1990 годы занимал должность заведующего отделом русского языка Института языка и литературы Академии наук Узбекистана.

Издал несколько учебных пособий по русскому языку для вузов и школ республики, опубликовал более ста научных статей по общему и русскому языкознанию, ономастике и библиографии.


Цифра красного цвета в квадратных скобках маркирует начало страницы в печатной версии статьи. Выходные данные смотрите после текста статьи.


[стр. 94]Процесс образования русских фамилий как специального типа именования характеризуется прежде всего постепенным уменьшением количества словообразовательных суффиксов, а также выработкой типизованных регулярных моделей именования. В XVII в. при образовании фамильных прозваний выделялись специальные суфф. -ов (-ев), -цк, -ской (-ский). -ских, -ых, -ой, -ово (-аго, -его, -ого). Кроме того, было много фамильных прозваний без специальных суффиксов – прозвищные фамилии, которые чаще всего либо представляли чистую основу, либо основу + суфф. -ил, -ник, -ин, -к, -ига, -ец, -а.й, -ей, -ок, -ох, -иха.

В XVIII в. в результате окончательного отрыва субстантивирующих фамильных суффиксов от соответствующих суффиксов притяжательных прилагательных процесс сокращения словообразующих единиц в русской фамильной антропонимии продолжался. В этот период сохраняются и численно увеличиваются фамилии с суфф. -ов (-ев), -ин, -ской, -ой, -ово (-аго), -ых, -ич, характерные и для современных русских фамилий, а фамилии – прозвища сокращаются. Таким образом, именно в XVII–XVIII вв. происходит формирование моделей русских фамилий. Лица, получавшие фамилии позже, пользовались уже готовыми формулами.

Распределение фамильных суффиксов в русских городах XVII–XVIII вв. оказалось неравномерным, что может быть объяснено различными социально-экономическими и языковыми закономерностями, характерными для той или иной территории России. Например, резкое сокращение типов фамилий в г. Белеве (орловско-курский диалект) в XVIII в. по сравнению с XVII в. может быть объяснено близостью украинского и белорусского языков. Наличие суфф. -ых на севере связано с сохранением патриархально-родовых отношений, в то время как в центре России род как социально-экономическая единица рано заменился более мелкой, семейной ячейкой.

[стр. 95]Ниже дается описание фамилий (XVIII в.) с каждом из засвидетельствованных суффиксов1. Суфф. -ов (Теплов, Горохов) занимает доминирующее положение в системе словообразования русских фамильных прозваний. Активность суфф. -ов определялась территориально. В центральной части России на его долю падает более 50% всех фамильных образований (Москва – 58,4%, Ростов – 60%, Велев – 55%, Углич – 63,3%). Активность суфф. -ов несколько снижается на севере (Устюг – 49,6%) и в акающих говорах (Рязань – 45,7%). Заметно также уменьшение активности суфф. -ов на стыке с белорусским и украинским языками (Псков – 43,2%, Торопец – 46,6%).

Суфф. -ев в русских фамилиях выступает как вариант суфф. -ов после мягких согласных основы. Суфф. -ев наиболее активен в городах Белеве – 30 % и Пскове – 22%, что также определяется, на наш взгляд, противопоставлением русских фамильных образований фамилиям белорусским и украинским. Активность суфф. -ев ниже на северных территориях России, а также в акающих говорах (от 9 до 16%): в Москве – 16%, Угличе – 9,4%, Рязани – 10,8%, Устюге – 14,2%, Ростове – 9,7%. В XVII в. суфф. -ев был более активным, чем в XVIII в. во многих городах, вероятно, в силу большего количества мягких согласных (мягкость шипящих).

Таким образом, суфф. -ов (-ев) в XVIII в. образовывали почти две трети всех русских фамильных прозваний, что отличало русскую антропонимию от антропонимии других славянских языков.

Суфф. -ин (Аладьин, Аминин), занимающий второе место после суфф. -ов (-ев) в образовании русских фамилий, очень активен почти на всей территории России XVIII в.: Рязань – 33,6%, Торопец – 32%, Углич – 25%, Ростов – 27%. Активность суфф. -ин несколько ниже в Москве – 15,4%, а также в курско-орловских говорах (Белев – 15%).


[стр. 96]Основные суффиксы русских фамильных прозваний городов России
XVII–XVIII вв. (в %)

СуффиксыМоскваБелевРязаньРостовТоропецУстюгУгличПсков
1668 г.1750 г.1646 г. 1763 г.1646 г.1718 г.1646 г.1749 г.1646 г.1764 г.1676 г.1763 г.1763 г.1777 г.
-ов52,058,450,055,038,745,743,560,048,046,050,049,663,343,8
-ев14,316,014,530,016,310,813,29,714,012,219,014,29,422,0
-ин23,015,420,115,029,733,634,127,029,432,014,920,425,020,0
-ской (-цкой)9,17,6 1,74,21,43,03,97,86,26,01,59,2
-ой0,74,32,03,10,23,22,00,30,84,2
-ово, -ево, -ого0,50,5 3,72,11,80,61,5
-ых5,19,8
Без специальных суффиксов1,11,411,17,90,55,80,30,93,00,8


[стр. 97]Фамилий с суфф. -ской (-цкой): Волконской, Шуванской, Головацкой наибольшую распространенность получили в городах к северу и западу от Москвы. Если в самой Москве встретилось 7,6% фамилий с данным суффиксом, то в Пскове – 9,2%, Твери – 9,6%, Устюге – 6%. Их меньше в городах к северо-востоку от Москвы (Углич – 1,5%, Ростов – 3,0%, а также в акающих говорах (Рязань – 4,2%).

Фамильный суфф. -ой (Кривой, Сухой) закрепился в результате субстантивации былых прозвищ. Наиболее продуктивен в Пскове –4,2%, Рязани – 3,1%. Редок в центральной полосе и на севере: Москва – 0,7%, Ростов – 0,2%, Углич – 0,8%.

Суфф. -ово (-ого, -аго) (Хитрово, Дурново) был довольно активен в XVII в., когда он выражал форму родительного принадлежности: Рязань – 3,7%, Ростов – 1,8%. В XVIII в. суфф. -ово (-ого) был фактически вытеснен. Он сохранился в Рязани – 2,1%, Твери – 0,9%, Москве – 0,5%. В других же городах очень редок.

Суффикс русских фамилий -их (Черных, Седых), представляющий субстантивированную форму родительного падежа множественного числа притяжательных прилагательных, что указывало на принадлежность к большому роду, семье, был активен только на севере России (Устюг – 9,8%), откуда был перенесен на Урал и в Сибирь.

Суфф. -ич (Павлович, Засулич) характерен для белорусской антропонимии, поэтому встречается в городах, граничащих с белорусскими говорами (Псков – 0,2%). На границе с Украиной встречаются (но редко!) суфф. -ко (-енко).

Фамилии, образованные без специфических фамильных суффиксов (Хрящ, Крюк), более характерны для XVII в., что очень сильно сближает фамильные прозвания с прозвищами. Они чаще встречаются в Москве – 1,4%, где, вероятно, была более строгой фиксация антропонимов. Бессуффиксально образованные фамилии в XVIII в. довольно редки. В некоторых периферийных городах они совсем отсутствуют: Псков – 0,8%, Тверь – 0,4%, Рязань – 0,5% , Ростов – 0,3%.

1Материалом для статистических выводов служат переписные книги городов исследуемого периода, хранящиеся в рукописных фондах ЦГАДА. Анализ ограничивается фамилиями горожан, так как крестьяне и в XVIII в основном не имели фамилий. Рассматривались только фамильные прозвания, входившие в состав трехчленного именования лица типа Петр Сидоров сын Повилкин. Вернуться к тексту

Данная статья опубликована в сборнике: Антропонимика. – М., 1970. – С. 94–97.





Индекс качества сайта (ИКС):