Размещу на сайте ваши публикации, изданные ранее на бумажных носителях. Присылайте сканы.

Фамилия года


»Крысин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Ономастический архив

О термине «фамилия»

Поделиться ссылкой:


С. И. Зинин
Сергей Зинин
Об авторе: Сергей Иванович Зинин (1935–2013). Один из крупных специалистов по русской ономастике. Выпускник филологического факультета Ташкентского университета. В 1970 году защитил кандидатскую диссертацию по русскому языкознанию, получил звание доцента. Читал лекции по русскому и общему языкознанию, возглавлял кафедру истории и диалектологии русского языка, межфакультетскую кафедру русского языка. Дважды выезжал за рубеж, преподавал русский язык в Айншамском университете (Египет) и Университете Тенрико (Япония). С 1986 по 1990 годы занимал должность заведующего отделом русского языка Института языка и литературы Академии наук Узбекистана.

Издал несколько учебных пособий по русскому языку для вузов и школ республики, опубликовал более ста научных статей по общему и русскому языкознанию, ономастике и библиографии.


Цифра красного цвета в квадратных скобках маркирует начало страницы в печатной версии статьи. Выходные данные смотрите после текста статьи.


[стр. 22] В русской антропонимике среди терминов славянского происхождения выделяется одно иноязычное слово – фамилия.

Термин «фамилия» вошел в русский язык без каких-либо существенных фонетико-морфологических изменений (лат. familia ). По мнению М. Фасмера, термин был заимствован русским языком через польский.

В древнеримском государстве под термином «фамилия» понимали «семейную хозяйственно-юридическую единицу; в состав фамилии помимо семьи в узком смысле, входили также .рабы и клиенты»1. [стр. 23] За именованиями людей закрепились в Древнем Риме следующие термины: преномен (предимя), номен (имя) и когномен (семейное имя). Могло встречаться специальное слово для прозвищ – агномен (напр,, Публий Корнелий Сципион Африкан-старший). Таким образом, термин «фамилия» в латинском языке не был антропонимическим термином.

Появление слова «фамилия» в русском языке XVIII века было не только отголоском тех заимствований, которые были характерны для эпохи Петра I2. Необходимость в новом термине диктовалась, прежде всего, теми общественно-социальными переменами, которые характеризовали русское общество XVIII века. Новые гражданские отношения отразились в созданной новой терминологии. Е. П. Карнович в прошлом веке справедливо заметил, что «введение у какого-нибудь народа фамильных или родовых прозваний свидетельствует прежде всего о водворении среди него гражданственности. Это один из наиболее заметных ее признаков. В простом, несложном быту не встречается необходимости в таком способе определения каждой личности по его роду. Там довольствуются только прозванием, кому-либо лично присвоенным, без наследственного перехода родового прозвища»3.

Слово «фамилия» длительное время употреблялось в русском языке с тем основным значением, которое оно имело и в латинском языке. Не только в XVIII в., но и в XIX в. под «фамилией» понимали понятие «рода» или «семьи».

В указе 1714 года «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» записано: «II. О фамилиях. А когда от тех пяти по два сына будут, то по сту дворов достанется, и тако далее умножаясь, в такую бедность придут, что сами однодворцами застать могут, и знатная фамилия, вместо славы, поселяне будут...» (Полный свод законов Российской империи. Том 5, стр. 91).

Ср. в мемуарной литературе XVIII века: «... познакомился я еще с одним, довольно знаменитым дворянином, из фамилии [стр. 24] господ Хвощинских» (Записки А. Т. Болотова, т. 2, СПб, 1871, стр. 634). Еще несколько примеров из литературы XIX века: «Вот причина быстрого упадка нашего дворянства: дед был богат, сын нуждается, внук идет no-миру. Древние фамилии приходят в ничтожество» (Словарь языка Пушкина. Том 4, М., 1961, стр. 777). «Царица Наталия Кирилловна, вторая супруга государя Алексея Михайловича, происходила из фамилии Нарышкиных» (Записки русских людей. СПб, 1841, стр. 71).

В России в XVI–XVIII вв. происходит распад больших родов на более мелкие, семейные объединения. Этот процесс сопровождался появлением новых семейных именований или семейных прозваний. В «Словаре Академии Российской» отмечалось, что «прозвание есть проименование, имя, которое весь род имел изстари, или вновь кто принял». Термин «прозвание» уже в XVIII веке лексикографы отделили от «прозвища», под которым понимали «назвище, название, данное от какого-либо качества душевного или телесного, либо по какому-либо деянию[стр. 4] Но такое противопоставление терминов «прозвание» и «прозвище» не привело к тому, что в дальнейшем термин «прозвание» прижился в русском языке для наименования, которое передаемся от отца к детям. Только в XVIII веке этот термин использовался активно. Ср.:

- Есть некто старичек Недобров, Василий Тихонович, - так у него в доме.
- Недобров!... Недобров! подхватил он власно как гнушаясь сим прозваньем и презирая оное.<…>

По счастию, известил он меня сам уже о том, кто он таков, а именно, что зовут его Андреем Михайловичем, что прозывается он г. Пушкин…
(Записки А. Т .Болотова, т. 2. СПб, с. 471)

В. К. Чичагов в своей работе о русских фамилия сделал попытку, опираясь на законы развития языка, показать момент перехода «прозваний» в «фамилии» в XVII веке. «Характерной грамматической чертой прозвания, – писал он, – являемся форма родительного падежа, которая могла иметь различные окончания в зависимости от происхождение данной формы: окончание -а (от притяжательных прилагательных), -ого, -ово (от прилагательных [стр. 25] притяжательных), -ых (также от прилагательных). В связи с изменением прозваний в фамилии указанные формы преобразуются, каждая по-своему... Следовательно, изменение прозваний в фамилии состояло не только в том, что они переходили из поколения в поколение в качестве постоянных частей наименования, но и в том, что они получили иную форму: формы родительного падежа притяжательных прилагательных заменялись формой, согласуемой с именем. Это была уже по своему грамматическому значению не форма притяжательного прилагательного, а форма существительного»5.

При бесспорности подобного явления в русской антропонимии, все же нужно уточнить, что описанный В. К. Чичаговым процесс характеризует не переход прозваний в фамилии, а переход русских прозвищ в прозвания6. Переход же прозваний в фамилии определялся не теми языковыми факторами, о которых писал В. К. Чичагов, а причинами внеязыковыми, социальными.

Слове «фамилия» в русском языке, таким образом, столкнулось, с одной стороны, с русскими словами «род», «семья», при обозначении социально-экономической единицы, а с другой – со словом «прозвание», передающимся по наследству именованием семьи, рода. Но так как по наследству передавалось не только движимое и недвижимое имущество, но и закрепленное за семьей, родом именование, то появление у слова «фамилия» двух значений было закономерным фактом. Выделение двух значений у слова «фамилия» наблюдается в конце XVIII – начале XIX вв. В первой трети XVIII века в юридическом употреблении смешивались термины «прозвание» и «прозвище», но оба слова отчетливо противопоставлялись слову «фамилия». Для иллюстрации сошлемся на текст Указа 1714 года:

7. А для возобновления фамилии, в которой фамилии мужеска полу останется один; прочие же от нисходящей и восходящей линии того рода все вымрут, кроме женска пола, которых едина или несколько осталося в девицах, или замужния: то помянутый последний оной фамилии повинен все недви [стр. 26]жимыя вещи, которыя ему по наследию пришли, отдать в наследие единой из оных кому похочет, замужней, вдове или девице, однако ж с таким изъяснением, что муж замужней повинен признать прозвище того, от кого получит недвижимое (оставя свое) он и его наследники, а девице или вдове не посягать за такого, который не приимет прозвания, и для того прежде в брак не вступать…
(Полный свод законов Российской империи. Том 5, с. 92–93)

Такое противопоставление между «прозванием» и «фамилией» продержалось относительно недолго. Выполняя почти одну и ту же функцию при именовании лица, слово «фамилия» было более конкретным. Сам процесс вытеснения из обихода термина «прозвание» термином «фамилия» характеризуется и попыткой сближения их. Длительное время в XIX веке употреблялись составные термины типа «фамильные прозвища», «фамильные прозвания», «родовые прозвания»7.

Употребление составных терминов при наличии односоставных нельзя полагать положительным явлением. Закон экономии языковых средств обязательно приведет к сокращению компонентов при именовании или наименовании.

Можно привести много примеров, когда употребление слова «фамилия», в результате столкнувшихся в границах данного слова двух значений, требовало уточнения.

Когда, например, на допросе декабристов князю Трубецкому был задан вопрос: «Кто имянно находится на юге по фамилии Трубецкой же", то он ответил с некоторым уточнением: "Из фамилии Трубецких живущих в южной части России есть моих два брата родных» (Восстание декабристов. Материалы ГИЗ, т. I, 1925, с. 39).

Путаница в употреблении значений слова «фамилия» не могла быть длительней, так как более определенную мотивировку употребления того или иного значения требовала юриспруденция. Известны [стр. 27] факты, когда неправильное толкование значения слова «фамилия» вызывало дополнительные судебные недоразумения.

В 1818 году Правительствующий Сенат в специальной постановлении определяет значение слова «фамилия». Поводом послужило завещание Н. Г. Державина, по которому имущество поэта наследовал племянник по женской линии Миллер. Завещание было опротестовано под тем предлогом, что Миллер имел другое прозвание, но термин «прозвание» Н. Г. Державин не употребил, заменив его словом «фамилия». Сенат указал, что «нельзя иначе понимать употребляемого в завещании слова фамилия как семья или род (familia), а не прозвище или прозвание (nomen)», и потому завещание Державина законно, хотя «Миллер не носит его имени или прозвания, но принадлежит прямо к его семье или роду (familia )» (Полный свод законов Российской, империи, том 23, стр. 434).

Употребление термина «фамилия» как наследственное именование лица в XIX веке социально было ограничено. Этот термин никогда не употребляли при именовании простого народа.

Ср. в материалах о восстании декабристов:

Как по имени и фамилии тот солдат (из бывших Семеновских, а ныне принадлежащий Саратовскому), которого вы называли по имени...

(Бестужев-Рюмин): Полтавский унтер-офицер приходил ко мне для получения полтины серебром, которую у него я занимал. Имя его Пузанов.
(Восстание декабристов. Материалы, 1925, т. 1, с. 39)

В специальном указе Александра I «О перемене непристойных прозваний у нижних чинов» (1825 г.) не упоминается слово «фамилия», хотя речь идет о фамильных прозваниях. Но уже в 1825 году в формулярных списках дворян вместо графы «Чин, имя, отчество к прозвание» вводится графа «Чин, имя, отчество и фамилия».

В середине XIX века неправильное употребление значения слова «фамилия» приводило уже к анекдотическим ситуациям. Можно сослаться на запись анекдота из книги Е. Карновича:

Рассказывали, что когда император Николай Павлович приехал в какой-то губернский город и ему представлялись тамошние почетные купцы, то он к одному из них обратился с отрывистым вопросом: «Твоя фамилия?» – «Дома осталась, ваше императорское величество», – [стр. 28] отвечал осчастливленный таким вопросом купец, полагая, что государю угодно было спросить об его семействе.

В. И. Даль в своем словаре на первом месте указывает значение «рода, семьи»: Фамилия, ж. франц., немец., семья, семейство, -род, колено, поколенье, племя, кровь, предки и потомство. От древней, хорошей фамилии, знатного рода. – Прозванье, проименованье, родовое имя (Том 4, стр. 532).

Такая последовательность в определении значений слова «фамилия» отмечается почти во всех словарях дореволюционного периода. Только в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова на первом месте стоит «наследственное семейное именование, прибавляемое к личному имени и переходящее от отца (или матери) к детям, а также (до революции, теперь не обязательно) от мужа к жене» (Том 4, стр. 1056).

Интересно отметить, что во многих славянских языках термин «фамилия» не прижился как обозначение фамильного именования. И если в русском языке термин «прозвание» несколько архаичен, то в других славянских языках он прочно вошел в антропонимическую терминологию: в украинском: фамилия, 1) прiзвище; (реже) фамилiя; 2) (род) рiд; фамилiя; 3) родина, CiM'Я; в белорусском: фамилия, 1) прозвiшча…; в польском: фамилия – nazwisko; в чешском: фамилия – příjmení; в сербском: фамилия – 1) презиме ; в словацком: фамилия – priezvisko.

И только в болгарском языке слово «фамилия» равнозначно русскому современному термину «фамилия».

Сноски

1Словарь иностранных слов. Под ред. И. В. Лехина и Ф. П. Петрова. Изд. 5-е, М., 1955, с. 720.

2Впервые слово фамилия встречается у Ф. Прокоповича (см. М. Фасмер).

3Е. П. Карнович. Родовые прозвания и титулы в России. СПб, 1886, с. 11.

4Словарь Академии Российской. СПб, 1794, том 5, с. 419.

5См. С. И. Зинин. К истории оформления русских фамилий. – Научные труды ТашГУ, Ташкент, 1970, вып. 560, с. 176–180.

6В. К. Чичагов. Из истории русских имен, отчеств и фамилий. Учпедгиз, М., 1959, с. 106.

7Например, статья «Фамильные прозвания» в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона; работа В. В. Шереметьевского «Фамильные прозвища великорусского духовенства в XVIII и XIX столетиях» в журнале «Русский архив» (1908 г.) и т. д.

8Е. П. Карнович. Родовые прозвания и титулы в России. СПб, 1886, с. 92.

Данная статья опубликована в сборнике: Вопросы ономастики. II. Труды Самаркандского государственного университета имени Алишера Навои. Новая серия. Выпуск № 274. – Самарканд, 1972. С. 22–28.





Индекс качества сайта (ИКС):