Заказать исследование этимологии Вашей фамилии: подробнее

Фамилия года


»Собакин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Фамилии

Фамилии Петербурга вчера и сегодня
Часть 1. Самые частые фамилия современных петербуржцев

Поделиться ссылкой:



Памятник Петру I
Фамилии Петербурга
Все течет, все меняется. В истинности этого вывода древнего мыслителя каждый раз убеждаешься, изучая фамилии в их историческом развитии. Было время, когда никаких фамилий не было, но и после того, как сформировался их корпус, развитие не остановилось. Какие-то из них исчезают. Вместе с миграциями жителей появляются новые. Не остается постоянным и число носителей каждой фамилии, что приводит к изменению соотношения отдельных фамилий в статистической структуре системы фамильных имен. Но, к сожалению, исследований, детально показывающих изменения для отдельных территорий ни в СССР, ни в постсоветских странах нет. Для этого необходимы такие предпосылки, как наличие списков с корпусом фамилий двух отрезков времени, которые сравниваются между собой. Для каждого из этих списков надо знать и статистическую структуру – частотность фамилий, последовательность их расположения в частотном списке. Но к настоящему времени нет (по крайней мере неизвестны научному сообществу ономастов) ни одного такого списка для фамилий в их современном состоянии по российским городам. Впрочем, попытки заполнить эту лакуну в научных исследованиях были, в частности, выявлены наиболее частотные фамилии для двух крупнейших русских городов – Москвы и Петербурга.

Б. О. Унбегаун в свою книгу «Русские фамилии», впервые опубликованную на английском языке в 1972 г. и вышедшую на русском двумя изданиями (1989, 1995), включил таблицу частотности русских фамилий. При этом таблица Б. О. Унбегауна охватывает только 100 наиболее часто встречающихся. И составлена она на основе довольно ограниченного материала – книги «Весь Петербург» за 1910 г. Как отмечает Б. О. Унбегаун, в этом источнике, представляющем адресную книгу, содержится почти 200 тыс. фамилий (очевидно, не разных фамилий, а носителей фамилий). Эти данные снискали известность не только в среде научных исследователей ономастики, но и активно используются теми, кто ныне делает на заказ ставшие модными фамильные дипломы. Однако приведенные данные Б. О. Унбегауна не могут претендовать на то, чтобы отражать общерусскую ситуацию, хотя он и полагал, что фамилии жителей Петербурга «представляют более верную картину русской ономастики, чем фамилии жителей какого-нибудь старинного русского города с сильными местными традициями», т. к. он всегда имел смешанный состав обывателей, стекавшихся со всей страны.

Скорее всего, на момент написания своей книги Б. О. Унбегаун не был знаком с открытием В. А. Никоновым четырех крупных зон преобладания фамилий Иванов, Кузнецов, Попов и Смирнов. Это открытие, на наш взгляд, ставит под сомнение целесообразность выявления статистики русских фамилий в общенациональном масштабе и делает актуальным исследования, направленные на описание региональных фамильных систем, выявление их характерных особенностей. Пример такого исследования представил и сам В. А. Никонов, выявив сотню наиболее частотных фамилий Москвы для второй половины XX в. Частотностью московских фамилий в более позднее время занимался также В. А. Митрофанов, но в своей кандидатской диссертации он привел опять же сотню наиболее частых, хотя, очевидно, располагает данными по статистике массива заметно большей протяженности.

Между тем, попытки выявить общерусский частотный список фамилий продолжаются. А. Ф. Журавлев в статье «К статистике русских фамилий. I» представил 500 наиболее частотных фамильных имен. Это статистическое обследование хронологически замыкается на материале, относящемся к 1970–2000 гг. К наиболее важным источникам относятся телефонные справочники нескольких городов России и других территорий (Москва, Рязань, Владимир, Красноярск и др., на Украине – Большая Ялта и др.). Очевидно, А. Ф. Журавлев намерен продолжить статистическое изучение русских фамилий, раз к названию статьи добавил цифру I.

Как видим, имеющиеся немногочисленные результаты исследований статистики русских фамилий имеют синхронный характер и замыкаются только на верхней, наиболее частотной, части корпуса фамилий.

Наличие таблицы частотности фамилий по Петербургу применительно к 1910 г. почему-то никого до сих пор не «вдохновило» на проведение аналогичного обследования для современной ситуации, на сопоставление данных, относящихся к двум периодам, на выявление изменений, происшедших за столетие или около того. В предлагаемой статье представлен результат такого обследования.

Основной сложностью для нас было отсутствие в распоряжении источника с более или менее обширным списком фамилий жителей города. Им мог бы стать список частных абонентов телефонной сети Петербурга в бумажном формате или в электронном в формате таблицы Exel. Но ни то, ни другое для нас, к сожалению, недоступно. Однако в Интернете была найдена база данных по адресам и телефонам жителей Петербурга и ряда ближайших городов и поселков (Колпино, Красное Село, Пушкин, Сестрорецк, Кронштадт, Ломоносов, Павловск, Зеленогорск, Петродворец, Понтонный, Металлострой, Шушары, Стрельна, Парголово, Смолячково, Молодежное, Левашово, Белоостров, Лисий Нос, Петро-Славянка, Александровская, Песочный, Саперный, Ушково, Репино, Усть-Ижора, Тярлево, Комарово, Солнечное, Серово). В ней содержится записи о 3.410.000 жителях. На сайте, на котором размещена эта база данных, к сожалению, не указан год, когда она формировалась. По некоторым признакам это происходило в 1995 или 1996 г., т. к. в базе нет названий улиц, присвоенных позже. Условимся за год создания считать 1995-й. У пользователя нет доступа ко всему списку жителей, представленному в виде таблицы Exel. Т. е. с ее помощью нельзя выявить корпус всех фамилий. Можно только узнать число носителей по фамилии, вводимой в поле поиска. Этого, однако, достаточно, чтобы выявить современную частотность фамилий из списка Унбегауна.

Однако интуиция подсказывает, что современная наиболее частотная сотня фамилий рассматриваемого мегаполиса отличается от того, что было выявлено для 1910 г. Встает вопрос: как выявить фамилии, входящую в первую сотню ныне, но отсутствующие в списке Унбегауна? Наиболее оптимальным нам представлялся поиск имеющегося (составленного кем-то ранее) списка ядра русских фамилий, претендующего на общерусскость. Данные по сотне фамилий Москвы для этого не совсем годятся, т. к. топ-100 фамилий Москвы и Петербурга по своему составу теоретически могут иметь некоторые различия. Чтобы выявить топ-100, надо было иметь под рукой список из фамилий-кандидатов, превышающий этот топ-100 на некоторую величину. Сначала мы хотели ограничиться обнародованным несколько лет назад в Интернете списком наиболее типичных русских фамилий, насчитывающим 250 единиц (далее Список топ-250). Эти данные получены в ходе исследования генетического портрета русского народа, проводимого генетиками. Последнее обстоятельство, отсутствие в рядах исследователей профессиональных ономастов, специалистов по русским фамилиям вызывает некоторые сомнения в том, что Список топ-250 вполне адекватен не только цели нашего работы, но и цели, которую ставили перед собой генетики. Хотя, как потом выяснилось, он и позволяет выявить 98 фамилий из конечного топ-100 для современного Петербурга.

За неимением иных подходящих вариантов, а главное, чтобы не изобретать велосипед, мы решили воспользоваться списком топ-500 Журавлева. И это было правильным решением. Как оказалось, он намного точнее описывает квантитативные характеристики первых 250 современных петербургских фамилий, чем Список топ-250 генетиков.

Привлечение Списка топ-500 добавило в 250 самых частых фамилий Петербурга 52, которых нет в Списке топ-250 генетиков. Вот их перечень по убыванию позиции: Румянцев, Малышев, Круглов, Гончаров, Леонов, Демидов, Спиридонов, Краснов, Платонов, Скворцов, Левин, Серов, Ермолаев, Чернышев, Коршунов, Завьялов, Зверев, Черных, Лукьянов, Минин, Карасев, Майоров, Коротков, Акимов, Грачев, Филимонов, Кузин, Уткин, Ульянов, Березин, Андрианов, Никулин, Митрофанов, Мальцев, Сизов, Нечаев, Плотников, Литвинов, Балашов, Трифонов, Корнев, Бычков, Рыжов, Косарев, Лавров, Корнеев, Лосев, Кукушкин, Горячев, Богомолов, Поздняков, Столяров. При этом фамилии Румянцев и Малышев вошли в сотню самых частых, что убеждает в недостаточной эффективности Списка топ-250 генетиков для выявления в том или ином регионе России сотни наиболее частотных фамилий. Отчасти это оттого, его составители ставили перед собой цель определить не самые частые фамилии, а фамилии, представленные во всех охваченных ими регионах России. И вполне возможно допустить, что те или иные фамилии действительно имеют очень широкою географическое распространение при относительно низкой частоте встречаемости. Хотя, конечно, априори, чем шире география распространения, тем выше абсолютная частота в пределах всего массива русских фамилий. Но не следует игнорировать и такой фактор, как географические различия встречаемости одной и той же фамилии в разных регионах, на что обращал внимание В. А. Никонов. В частности, такие высокочастотные, как Иванов, Попов, Кузнецов, Смирнов в пространстве распределены неравномерно. «На Севере безраздельно господствовала фамилия Попов. <…> В телефонном справочнике Архангельска ни одна другая фамилия даже отдаленно не конкурирует с этой» [Никонов 1988, 34]. В других регионах ситуация иная: «В Пошехонском р-не Ярославской обл. на 1 тыс. жителей приходится 64 Смирновых, а Ивановых втрое менее, Поповых – на 1 тыс. 2 фамилии; в Тонкинском р-не Горьковской обл. на каждую тысячу человек 78 Смирновых, 8 Ивановых и всего один Попов (1979 г.)» [Никонов1988, 35]. Фамилия Кузнецов – самая частая в огромной полосе южнее и восточнее Москвы, кое-где здесь по 30-40 носителей на 1 тыс. жителей (Никонов 1988, 35). Фамилия Иванов преобладает на северо-западе страны, в областях Новгородской, Ленинградской, Калининской (кроме восточной части), частично Смоленская обл. [Никонов 1988, 36].

Привлечение Списка топ-500 Журавлева оказалось весьма полезным и позволило составить конечный список частотности в верхней части петербургских фамилий, более точно соответствующий реальной ситуации на момент создания используемой базы данных жителей. Подчеркнем особо – на момент создания. Более поздние или более ранние базы данных могли дать немного отличный результат, хотя различия, возможно, были бы минимальными и затронули бы всего несколько фамилий в самом конце списка. Так, разница между частотами 100-й фамилии (Родионов) и несколькими следующими за нею фамилиями настолько незначительна, что при подсчете на основе другой базы данных, фамилии, следующие за замыкающей список, могли бы занять ее место, ср.: Родионов – 1311, Кудрявцев – 1308, Большаков – 1301, Яковлев – 1298. Чем ниже по частотному списку, тем примеров очень незначительных различий в частотности фамилий, находящихся на соседних позициях, больше. И множится количество фамилий с совпадающими частотами. Из этого следует, что абсолютизировать конкретное место многих фамилий в том или ином частотном списке не следует. Очевидно, нет таких баз данных, которые бы абсолютно полно охватывали население города, области, региона, страны. Поэтому обращение к другим базам данным может дать несколько отличный результат не только в конечном наборе фамилий, но и касательно мест (позиций), на которых они располагаются.

Собственно, наша первая задача – выявление топ-100 фамилий нынешних петербуржцев и все, что дальше, нас, казалось бы, может не интересовать. Но фамилии, находящиеся дальше 100-й, нас также интересуют в том плане, на какие позиции спустились те или иные фамилии из первой сотни по сравнению с 1910 г.

В дальнейшем мы предполагаем практиковать при аналогичном обследовании для других населенных пунктов совмещение Списка топ-250 генетиков и Списка топ-500 Журавлева, дающее 534 разные фамилии. Хотя чем ближе к замыкающей, 534-й фамилии, тем больше может быть фамилий, выпавших из поле зрения как составителей Списка топ-250, так и Списка топ-500. Включение ряда фамилий в топ-500 Журавлева вызывает сомнение, т. к. они оказались ниже 500-й позиции после совмещения Списка топ-250 со списком топ-500. Интересно то, что данные по Петербургу А. Ф. Журавлев по не объясненной причине не привлекал (возможно, не было доступа).

Итак, представим результаты выполнения первой нашей задачи – выявления наиболее частотных фамилий современных петербуржцев. Они даны в нижеследующем списке. Цифра справа показывает абсолютное количество носителей фамилии.

Таблица частотности фамилий Петербурга. 1995 год
(красным шрифтом выделены фамилии, вошедшие в топ-100 и в 1910 г., и в 1995 г.)

  1. Иванов – 24211
  2. Смирнов – 16284
  3. Васильев – 12241
  4. Петров – 11297
  5. Кузнецов – 9648
  6. Федоров – 8502
  7. Михайлов – 8017
  8. Павлов – 6897
  9. Алексеев – 6739
  10. Соколов – 6712
  11. Андреев – 6487
  12. Семенов – 6445
  13. Степанов – 5909
  14. Николаев – 5692
  15. Егоров – 5618
  16. Лебедев – 5510
  17. Григорьев – 5463
  18. Кузьмин – 5023
  19. Попов – 4883
  20. Дмитриев – 4583
  21. Никитин – 4468
  22. Волков – 4456
  23. Соловьев – 4352
  24. Морозов – 4222
  25. Богданов – 4121
  26. Александров – 4093
  27. Сергеев – 4043
  28. Виноградов – 3864
  29. Орлов – 3811
  30. Новиков – 3758
  31. Тимофеев – 3518
  32. Филиппов – 3289
  33. Козлов – 3285
  34. Захаров – 3259
  35. Зайцев – 3258
  36. Макаров – 3256
  37. Ефимов – 3242
  38. Матвеев – 3237
  39. Романов – 3207
  40. Антонов – 3105
  41. Воробьев – 3083
  42. Кудрявцев – 3061
  43. Ильин – 2969
  44. Крылов – 2955
  45. Белов – 2928
  46. Гусев – 2921
  47. Гаврилов – 2808
  48. Максимов – 2789
  49. Голубев – 2787
  50. Баранов – 2780
  51. Жуков – 2681
  52. Королев – 2594
  53. Осипов – 2475
  54. Румянцев – 2444
  55. Борисов – 2419
  56. Фролов – 2409
  57. Сорокин – 2239
  58. Никифоров – 2203
  59. Беляев – 2178
  60. Поляков – 2178
  61. Герасимов – 2110
  62. Афанасьев – 2092
  63. Федотов – 2042
  64. Тарасов – 2039
  65. Данилов – 2003
  66. Мельников – 1975
  67. Миронов – 1947
  68. Котов – 1941
  69. Киселев – 1860
  70. Трофимов – 1852
  71. Куликов – 1843
  72. Сидоров – 1808
  73. Власов – 1800
  74. Малышев – 1774
  75. Тихомиров – 1773
  76. Журавлев – 1761
  77. Титов – 1759
  78. Абрамов – 1752
  79. Медведев – 1740
  80. Громов – 1714
  81. Марков – 1713
  82. Константинов – 1697
  83. Ершов – 1682
  84. Назаров – 1673
  85. Тихонов – 1633
  86. Савельев – 1612
  87. Ковалев – 1605
  88. Чистяков – 1591
  89. Игнатьев – 1584
  90. Кондратьев – 1575
  91. Денисов – 1539
  92. Фомин – 1481
  93. Анисимов – 1461
  94. Давыдов – 1447
  95. Прокофьев – 1443
  96. Веселов – 1424
  97. Быков – 1414
  98. Соболев – 1389
  99. Емельянов – 1378
  100. Родионов – 1311
    Всего – 361.143
  101. Продолжение списка:
    здесь


Литература

Журавлев А. Ф. К статистике русских фамилий. I // Вопросы ономастики. №2, 2005. С. 126–146.
Митрофанов В. А. Современные русские фамилии как объект лингвистики, ономастики и лексикографии. Москва, 1995.
Никонов В. А. Русские фамилии: Москва XVI–XX вв. // Этнические группы в городах европейской части СССР (формирование, расселение, динамика культуры). – М., 1987. – С. 5–15.
Никонов В. А. География фамилий. М., 1988.
Унбегаун Б. О. Русские фамилии. М., 1989.

© Назаров Алоис