Фамилия года


»Собакин



Помощь сайту (?)Вы можете отблагодарить автора за полезную информацию, которую нашли на сайте. Добровольные пожертвования необходимы в первую очередь для поддержки работы сайта (оплата доменного имени, хостинга), для дальнейшего развития сайта.

а) с яндекс-кошелька


б) с банковской карты











Литературная (поэтическая) ономастика

Классификация поэтонимов

Поделиться ссылкой:


Оглавление

Для раскрытия/закрытия оглавления нажмите на слово


Об авторе материалов. Содержание – читать

I. Библиография литературы на
русском языке (1905-2006 гг.):


№№ 1–133 – читать
№№ 134–266 – читать
№№ 267–400 – читать
№№ 401–535 – читать
№№ 536–668 – читать
№№ 669–800 – читать
№№ 801–932 – читать
№№ 933–1063 – читать
№№ 1064–1194 – читать
№№ 1194–1326 – читать
II. Введение в поэтическую ономастику:


Вступление – читать
О термине «поэтическая ономастика» – читать
Термин «поэтоним» – читать
Имеют ли поэтонимы значение? – читать
Поэтическая ономастика в кругу других научных дисциплин – читать
Объекты исследования поэтической ономастики – читать
Ономастическое пространство художественного произведения – читать
Классификация поэтонимов (вы сейчас на этой странице)

В большинстве случаев исследователи поэтической ономастики ограничивались описание поэтонимов одного или нескольких художественных произведений, что не требовало обоснований принципов классификации имен собственных художественных произведений. Объективная классификации поэтонимов должна опираться на разработанность теории поэтической ономастики. При классификации поэтонимов следует учитывать, чтобы «семантическая группировка литературных антропонимов отражала специфику именно этих последних, а не тех слов, от которых они образованы» (1).

Возможны различные подходы к общим принципам классификации поэтонимов. Например, с позиций образной характеристики и сюжетного функционирования поэтонимы могут быть разбиты на очень большие разряды. Можно в одну группу включить поэтонимы, которые непосредственно задействованы в художественном тексте как средство выделения и дальнейшей характеристики при раскрытии содержания произведения: имена главных и второстепенных действующих лиц, названия мест действия и др. Во вторую группу войдут поэтонимы, которые опосредовано участвуют в раскрытии содержания художественного произведения, косвенно принимающие участие в общей образной характеристике: исторические собственные имена при сравнении, описании, имена литературные, а также иные собственные имена, которые в контексте художественного произведения создают своеобразный «культурный» фон произведения, который необходимо учитывать при общей оценке художественного текста.

Несомненно, что для поэтической ономастики наибольший интерес вызывает первая группа поэтонимов, но не учитывать специфику второй группы также невозможно, так как без этих поэтонимов будет потеряна та часть ономастического пространства, которая необходима в качестве дополнительного источника для полноты информации.

Возможна классификация поэтонимов с учетом их роли в образной характеристике, чаще всего при анализе поэтических антропонимов. По мнению М. В. Карпенко, все поэтонимы могут быть разбиты на две группы: а) прямо характеризующие и б) косвенно характеризующие. Она приходит к выводу, что третьей группы, к которой относились бы нехарактеризующие имена, в художественном произведении не должно быть (1). Она считала, что за пределами предложенной ею классификации поэтонимов останутся имена исторических лиц, которые она поэтонимами не считала.

Прямо характеризующие поэтонимы давно были в поле зрения исследователей поэтической ономастики. Анализируя ономастику русской литературы XVIII–XIX вв., В. Н. Михайлов предложил характеризующие поэтонимы делить на следующие разряды:

1. Имена, обладающие функцией «семантической характеристики»: Правдин, Взяткин, Ворчалкина, Стихоткачев и др.

2. Имена, осуществляющие «общеэкспрессивную» функцию: Яичница, Пустопузов, Подщипа, Бошов и др.

3. Имена, осуществляющие по преимуществу функцию указания на социальную, национальную принадлежность: Немцов, Князев ...

4. Реальные исторические имена персонажей художественного произведения, которые не «создает» художник: Потемкин, Екатерина ... (2).

С учетом содержательной значимости поэтонимов К. Б. Зайцева на материале ономастики английской литературы предложила выделять следующие группы поэтонимов: а) имена, релевантные качествам персонажей; б) имена, релевантные месту действия; в) имена, релевантные времени действия: (3). Обращает внимание, что в данной классификации поэтонимы последних двух групп могут быть представлены в первых двух, что говорит об относительной условности их деления.

Л. М. Щетинин, анализируя антропонимию английской литературы, предложил следующую классификацию имен литературных героев с учетом их стилистической роли в художественном произведении:

а) нейтральные имена, в которых значение основы и фонетическая форма никак не отражает особенности характера и поведения героя, не имеют ассоциаций с его именем: Домби, Копперфильд в романах Ч. Диккенса, Форсайт в саге Л. Голсуорси и др.;

б) описательные (характеризующие) имена, основы которых дают прямую или косвенную характеристику их носителей: Дедлюк (от мертвая точка, тупик), Крук (обманщик, плут), Хэдстоун (каменная голова) в произведениях Ч. Диккенса;

в) пародийные имена, имеющие ярко-выраженную эмоционально-экспрессивную окраску обычно негативного характера: лорд Будл, лорд Гудл, сэр Дудл, герцог Фудл и др. в «Холодном доме» Ч. Диккенса (ср. перечень имен в рассказе А. П. Чехова «Лошадиная фамилия»);

г) ассоциативные имена, которые своей зрительной и звуковой формой вызывают у читателя различные ассоциации, уточняющие и углубляющие характеристику персонажей: мисс Флайт (ср. полет) – маленькая, сухонькая старушка, мысли которой порхают, как птицы (Ч. Диккенс «Холодный дом»), мистер Тутс (играть на дудочке) – несерьезный, недалекий богатый недоросль (Ч. Диккенс «Домби и сын») (4).

В классификации Л. М. Щетинина не просматривается тенденция определения роли автора в создании поэтонимов.

Не противопоставляя созданные писателем поэтонимы собственным именам исторической, национальной ономастики, С. М. Мезенин на материале ономастики драматических произведений В. Шекспира выделил следующие основные группы: а) реальные имена исторических лиц, б) обычные имена (английские, французские и др.), в) стилизованные имена, определенные жанрово-стилистическими особенностями произведения, г) «говорящие» имена, в основном прозвищные (5).

Анализируя бинарные оппозиции собственных имен в ономастическом поле художественного произведения, О. И. Фонякова группирует поэтонимы по следующим основным позициям:

а) по специфике денотативного значения имен собственных в общем именнике национального языка и в ономастическом пространстве художественного текста (т. е. оппозиция типа антропонимы – топонимы, топонимы – урбанонимы, личные имена – фамилии, личные имена – прозвища и т. д.);

б) по способу художественной номинации в художественных текстах (оппозиция: узуальные и окказиональные лексические средства с учетом контекстуальных и индивидуально-авторских подходов и т. д.);

в) по соотношению имен собственных в поэтической ономастике с национальным именником языка народа (оппозиция: реальные – вымышленные, частое – редкое, сословное – внесословное и т. д. при характеристике поэтонимов) (6).

Признавая вторичность поэтонимов по отношению к национально-историческим собственным именам, с одной стороны, и с другой, роль автора в создании и использовании поэтонимов при образной характеристике, сложно разработать универсальную классификацию поэтонимов. Следует учитывать, что сам механизм создания поэтонимов не имеет однозначного объяснения. Приходить к выводу, что «вся стилистика имен в художественном произведении обычно строится на основе стилистики реально существующих имен, а не вопреки ей» (7), – означает признание минимальной роли авторского имятворчества и имяупотребления. Такой подход, вероятно, можно сделать только на основании анализа поэтонимов исторической прозы, Но и при утверждении доминирующей роли автора в создании поэтонимов при их классификации нельзя не учитывать связи поэтонимов с национальной ономастикой, связи с замыслом произведения, раскрытия роли художественного образа в тексте.

В основу классификации поэтонимов необходимо учитывать единство процесса «реальная ономастика – автор – поэтическая ономастика», который играет доминирующую роль при создании художественного текста. Это позволяет выделить в поэтическом ономастическом пространстве следующие разряды поэтонимов:

А) исторические собственные имена для исторических персонажей, мест, событий в художественном тексте;

Б) исторические собственные имена для вымышленных автором художественных образов;

В) общеупотребительные имена и названия национальной ономастики для вымышленных автором художественных образов;

Г) поэтонимы вымышленных образов, созданных по моделям национальной ономастики (полуреальные имена);

Д) авторские поэтонимы, созданные для усиления экспрессии имени при характеристике художественного образа без учета специфики национальной ономастики;

Е) вымышленные поэтонимы для нереальных художественных образов, не имеющих прямую соотнесенность с объективной действительностью.

Ниже дается более подробная характеристика данных разрядов поэтонимов.


Исторические собственные имена лиц и географических объектов

Подобные поэтонимы могут сохранять в художественных текстах всю полноту характеризующих признаков, которые закрепились за ними при их употреблении в национальной ономастике. Роль писателя в создании таких поэтонимов минимальна. Тем не менее, значимость авторской воли возрастает после закрепления за поэтонимами дополнительных коннотаций, которые усиливают индивидуализацию поэтонима, наполняют экспрессивностью художественный образ. В некоторых случаях приобретенная в художественном произведении дополнительная характеристика исторического поэтонима в дальнейшем может закрепляться за историческим онимом, который в реальной действительности мог и не иметь характеризующих признаков, свойственных поэтониму. Художественное раскрытие образа Наполеона в «Войне и мире» Л. Толстого дает основание говорить о функционировании в романе «трех» Наполеонов, восходящих к одному прототипу.

Длительное время исторические поэтонимы не привлекали внимания исследователей поэтической ономастики. В их использовании не усматривалась творческая роль писателя. Анализ ономастического пространства реалистической прозы позволил признать, что поэтонимами следует считать не только созданные автором собственные имена, но и имена реальных исторических лиц, являющихся образами художественного произведения.

Определились характеризующие признаки исторических поэтонимов. Во-первых, автор при создании художественного произведения всегда тенденциозен, поэтому способы именования исторических персонажей обычно обусловлены авторским отношением к изображаемым реальным лицам. Во-вторых, именования реальных лиц в художественном тексте приобретают дополнительные смысловые оттенки, так как они выполняют определенную художественно-стилистическую функцию. В-третьих, собственные имена исторических лиц влияют на формирование всего ономастикона произведения. В-четвертых, исторические собственные имена оказывают влияние не только на выбор поэтонимов для вымышленных художественных образов, но и на их стилистическое функционирование в художественном тексте (7).

Историзм художественного произведения обусловлен обязательным включением в его ономастическое пространство подлинных собственных имен реальных исторических лиц или географических названий. В эпопее Л. Н. Толстого «Война и мир» свыше 550 действующих лиц, из которых 468 имеют собственные имена .(8). Более 200 персонажей произведения названы реальными историческими именами: Апраскин, Архаров, Билибин, Белов, Берг, Гончаров, Гурьев, Денисов, Зубов, Козловский, Кутузов, Мамонов, Мещерский, Несвицкий, Оболенский, Орлов, Панин, Разумовский, Хвостиков, Хандриков, Щербанев, Юсупов и др., сведения о которых имеются в родословных исторических справочниках (ср. «Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской империи», СПб, 1791–1836, т. I–Х и др.). Таковы и топонимы Москва, Бородино, Тушино и др. При работе над эпопеей Л. Н. Толстой писал: «Я старался писать историю народа... Когда я пишу историческое, я люблю быть до малейших подробностей верным действительности» (9). Подбор имен исторических лиц сюжетно оправдан и подчинен общему идейному замыслу. Так, обилие нерусских фамилий среди приближенных императора не было случайным явлением. Михельсон, Вейротер, фон Таль, Ванцингероде, Бенигсен, Армфельд, Клаузевиц, Пфуль, Розенкампф, Шнейдер, Шварц, Эйхен и др. – вот кто прямо или косвенно влиял в то время на судьбу страны.

Стремление писателей при изображении исторических событий, в которых принимали участие известные исторические личности, подменять их вымышленными именами может привести к искажению и неверному пониманию исторической достоверности, что приводит к снижению художественной ценности произведения. Так, в повести В. Собко «Красная нить» рассказывается о последних часах гитлеровского рейха. Известно, что комендантом Берлина в то время был Вейдлинг, а 8-й армией командовал генерал Чуйков, победное знамя водружали Егоров и Кантария. Писатель вместо исторических имен употребил вымышленные поэтонимы: генерал Корн вместо Ведлинга, генерал Лагутин вместо Чуйкова и т. д., что привело к нарушению отображения исторической достоверности.

В то же время нельзя требовать от писателей, когда они обобщенно описывают исторические события без конкретной увязки с определенной исторической личностью или конкретным историческим местом действия. Эта проблема выходит за рамки интересов поэтической ономастики.

Использование исторических поэтонимов во многом зависит от жанра художественного произведения. Такие поэтонимы чаще встречаются в произведениях исторической тематики. В них исторические поэтонимы преобладают в ономастическом пространстве художественного произведения и выделяются на фоне общего употребления лексем в тексте. Удельный вес только антропонимических поэтонимов, например, в исторических русских романах составил: «Разин Степан» А. Чапыгина – 2 %, «Степан Разин» Злобина – 3,5 %, «Я пришел дать вам волю» В. Шукшина – 5 %, «Петр Первый» А. Толстого – 3,2 %, «Россия молодая» Ю . Германа – %, 3%, «Кондрат Булавин» Дм. Петрова (Бирюка) – 3,8 %, «Последний Новик» И. Лажечникова – 4 %, «Кюхля» Ю. Тынянова – 5,3 %, «Пушкин» Ю. Тынянова – 4,3 %, «Пушкин в изгнании» И. Новикова – 3,9 % (10).


Исторические собственные имена для вымышленных автором художественных образов.

Национальная система онимов является богатейшим источником для создания автором поэтонимов вымышленных образов. В данном случае подобные поэтонимы восходят к национальной ономастической номенклатуре только в плане формы, выражения, в то время как содержание каждого поэтонима определяется не соотнесенностью его к реальной личности, а к созданному художественному образу.

В редких случаях процесс выбора автором поэтонима совпадает с простым механическим заимствованием из национальной ономастики, то есть достаточно автору выбрать из какого-нибудь заданного списка имен (словари фамилий, словари личных имен, справочники телефонной сети, списки граждан и т. д.) нужное собственное имя и закрепить его за создаваемым художественным образом. В реальности процесс поиска необходимых по замыслу поэтонимов выглядит более творческим, так как сам выбор нужного поэтонима определяется мастерством художника, идейной направленностью произведения, развитием сюжета и т. д. Чем «ювелирнее» будет производиться автором отбор необходимых поэтонимов, тем значительнее будет влияние художественной правдоподобности повествования. Особенно это характерно для поэтонимов реалистических произведений.

Особо следует выделить поэтонимы, восходящие к историческим реальным онимам и сохраняющие с ними ассоциативные связи в художественном тексте. В ряде случаев такие поэтонимы не могут реализовать потенциальные ассоциативные данные исторического антропонима, но напоминание в контексте повествования о таких связях приводит к повышенной экспрессии, чаще всего юмористического или сатирического характера. В «Жизни Клима Самгина» М. Горького такая активизация культурно-исторического содержания исторического имени русского полководца Кутузова проявляется при использовании поэтонима Кутузов для вымышленного персонажа. Ср. реплика: «...У вас, Кутузов, неприятная манера стоять, выдвинув левую ногу вперед. Это значит: вы уже считаете себя вождем и думаете о монументе.(...) Кстати – у вас и фамилия та же, что и у полководца, которым командовала армия» (М. Горький. Собр. соч. в 30 т., том 19, с. 244–245). См. также поэтоним Долгорукий в «Подростке» Ф. М. Достоевского, Фемистокл в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя и др.

В «Войне и мире» Л. Н. Толстого встречаются поэтонимы, бесспорно восходящие к бытовавшим в ХIХ веке реальным фамилиям, хотя в тексте художественные образы созданы творческим воображением писателя. Такие поэтонимы встречаются при именовании в романе солдат, офицеров, купцов и др.: капитан Тушин, капитан Тимохин, майон Басов, офицер Быков, фельдфебель Захарченко, бнкер Миронов, купец Селиванов, мужик Андрей Севастьянов, казаки Лихачев, Шаповалов, дворник Ферапонтов, гусар Банарчук, солдаты Антонов, Дементьев, Киселев, Лазарев, Макеев, Медведев, Петров, Соколов и др.

В эпопее М. Горького «Жизнь Клима Самгина» фамилии персонажей в основном совпадают с данными ономастических словарей ( «Ономастикон» С. Б. Веселовского, «Словрь русских фамилий» В. А. Никонова, «Словарь фамилий» Ю. А. Федосюка, «Русские фамилии» А. В. Сусловой). По подсчетам В. Б. Дорогой, из 305 фамилий в произведении только 18 не имеют соответствия с данными словарей реальных фамилий (11). В произведениях А. Грина раннего периода творчества многие фамилии персонажей напоминают распространенные реальные фамилии дореволюционной поры: мужик Агафьин («Гералька и его сын»), солдат Алехин («История одного убийства»), наборщик Аблесимов («Узник Крестов»), ссыльный Антипов («Ксения Турпалова»), геолог Афанасьев («Глухая тропа») и мн. др. (12).

Если бы имелся сводный список русских фамилий, то в нем можно было бы отыскать фамилии, абсолютное большинство которых созвучны поэтонимам реалистических художественных произведений. В статье И. Малевича «Заглянем в адресную книгу» («Неделя», 1983, № 35, с.23) отмечается, что только в Днепропетровской области проживают 200 Толстых, 100 Пушкиных, 100 Чичиковых, Маниловых и Гоголей, 26 Ноздревых, 14 Плюшкиных, 12 Коробочек, 2 Тараса Бульбы и др.


Поэтонимы вымышленных автором образов, созданные по моделям национальной ономастики.

Данные поэтонимы представляют самый многочисленный пласт в поэтической ономастике. М. В. Карпенко назвала такие поэтонимы в художественных текстах «полуреальными» (1). В большинстве случаев подобные поэтонимы не отличаются «по духу», не говоря уже «по форме», от собственных имен национальной ономастики. Их «искусственность» может быть выявлена только в результате литературоведческого или текстологического анализа. Данные поэтонимы характерны для реалистической художественной литературы.

Использование поэтонимов данного разряда объясняется стремлением автора художественного произведения соблюдать принцип социально-исторического правдоподобия, чтобы через собственные имена передать особенности изображаемого времени, событий, персонажей.

Л. Н. Толстой не включил в основной текст «Войны и мира» вымышленные имена, встречающиеся в черновых набросках: Простой, Плохов, Красовицкий, Криницин, Кушнев, Пригородько, Шамко, Пировская, Чиргазова, Голопузов и др, так как считал, что эти имена были «фальшивыми для уха» (13). В то же время в текст вошли созданные Л. Н. Толстым следующие поэтонимы вымышленных автором персонажей: Бицкий, Мальвинцев, Макарин, Перонская, Седморецкий, Чатров, Каратаев, Шерер, Жилинский, Голуховский и др. Их искусственность в ономастическом пространстве романа Л. Н. Толстого не ощущается.

У А. М. Горького в художественных произведениях встречается 1189 фамилий персонажей, в том числе 1093 русский и 96 иноязычных. Все они созданы по действующим моделям фамилий национальной ономастики. Лексическое поле фамилий, образованных писателем от личных имен, составляет 20,7%, что соответствует удельному весу (20%) аналогичных фамилий национальной русской ономастики. Исследователи отметили, что 43% «авторских» фамилий в произведениях А. М. Горького полностью соответствуют общенародным фамилиям (13).


Поэтонимы, созданные автором для усиления экспрессии собственного имени без учета традиционной специфики национальной ономастики.

Данные поэтонимы используются автором в художественном произведении с определенной стилистической целью. Они всегда воспринимаются как искусственные образования. Их чаще используют в сатирических, юмористических произведениях. За ними давно закрепился термин «говорящие имена». По содержанию эти поэтонимы близки к прозвищам. В них экспрессия усиливается за счет необычной фонетической оболочки имени, словообразовательной структуры, семантики. Роль автора в создании подобных поэтонимов приоритетна. Его возможности не могут быть ограничены какими-либо требованиями, кроме творческого замысла. Автор в подобном поэтониме пытается во всей полноте раскрыть все его потенциальные эмоционально-экспрессивные признаки. Таковы Дуня Пешеморепереходящинская, Накричхвостов, Мымрина в рассказах А.. П. Чехова, Ламврокакис, Щипящев в произведениях М. Е. Салтыкова-Щедрина, Свидригайлов, Фердыщенко у Ф. М. Достоевского, Шмурло, Двоеточие, Подшибло в прозе и драматургии А. М. Горького и т. д.

Специфика поэтонимов данного разряда в том, что при переводах художественного текста на другой иностранный язык встречаются определенные трудности. Они требуют или перевода, если основа восходит к прозвищу, или же сопровождать поэтоним дополнительным комментарием. При переводах не всегда соблюдается полная эквивалентность исходного поэтонима. Например, комедийное имя героя В. Шекспира в переводах на русский язык звучит в различных вариантах: Прыщ (перевод П. А. Каншина), Бородавка (перевод З. А. Венгеровой), Лишай (перевод Б. Л. Пастернака).

Более оправдан вывод, что «говорящие» поэтонимы не должны переводиться, а нуждаются только в тщательно продуманных подстрочных пояснениях переводчика (14). В «Селе Степанчиково» Ф. М. Достоевского лакей носит фамилию Видоплясов, которую меняет на другие фамилии: Верный, Уланов, Танцев и др. Семантика новых фамилий для Видоплясова легко поддается расшифровке. Их можно переводить, например, на английский язык: Трумен, Дансер и т. д., но при переводе будет нарушена авторская целенаправленность в выборе фамилий для персонажа, так как завистники Видоплясова к каждой новой фамилии для него подбирают рифмы, вроде «скверный», «болванов» или слова непечатного характера, которые на английском языке будут не созвучны переведенным фамилиям персонажа.


Поэтонимы, созданные автором для художественных образов при описании нереальной действительности

По своей сути эти поэтонимы не соотносятся с какой-нибудь конкретной национальной ономастикой. Они встречаются в основном в произведениях фантастических жанров или стилизованного романтического направления.

Обычно такие поэтонимы лишены содержательного смысла и выделяются необычным для национальной ономастики фонетическим оформлением. В фантастическом романе И. Ефремова «Час быка» космонавты носят имена Фай, Чеди, Оллав, Вир, Нея, Дин, Чойо-Чогаз и др.

Поэтонимы этой группы характерны для романтических произведений А. Грина. Описывая многообразный, созданный воображением мир своей Гринландии, писатель вводит поэтонимы, выделяющиеся фонетическим оформлением без соответствующего соотношения со смысловым содержанием имени: Авис, Альдо, Атвуд, Ар, Алль, Бевс, Батль и др.


Поэтонимы, позаимствованные автором из арсенала поэтонимов художественных произведений других авторов.

Поэтонимы данного разряда немногочисленны. Их можно условно назвать «блуждающими» поэтонимами. Своеобразие этих поэтонимов в том, что они уже в первичном употреблении наполнены смысловым содержанием, которое в дальнейшем сопровождает поэтоним во всех случаях его употребления. Таковы многие образы классических произведений литературы. Ввод таких поэтонимов в новый художественный текст предусматривает и обязательный перенос прежней оценочной содержательности при обязательном появлении каких-то новых характерных признаков. Процесс ввода таких поэтонимов следует рассматривать как творческий, а не «подражательный» (15).

Этот художественный прием называется «аллюзией» (намек) и литературной реминисценцией (т. е. возвращение к одноименной ономастической номинации в обрисовке новых типов и характера) (16). Такие поэтонимы играют значительную роль при раскрытии содержания полемического, пародийного плана. М. Е. Салтыков-Щедрин в произведении «Господа Молчалины» своих персонажей именует Молчалиным, Чацким, Рудиным, а в очерке «За рубежом» – Хлестаковым, Держимордой, Тяпкин-Дяпкиным и др. В произведениях А. Грина встречаются поэтонимы для вновь созданных персонажей Кармен («Жизнь Гнора»), Собакевич («Ява»), Пинкертон («Бродяга и начальник тюрьмы») и др. В «Евгении Онегине» А. С. Пушкина встречается поэтоним Скотинин из «Недоросля» Д. И. Фонвизина.

В произведениях Ф. М. Достоевского некоторые персонажи именуются грибоедовскими поэтонимами (Левинька и Боренька в «Горе от ума» и «Униженных и оскорбленных»), пушкинскими (Акулина Панфиловна в «Капитанской дочке» и «Дядюшкином сне», Швабрин в «Капитанской дочке» и «Идиоте», Карл Мейер в «Истории села Горюхна» и «Неточке Незвановой» ), гоголевскими (Каролина Ивановна в «Шинели» и «Двойнике», Петрушка в «Мертвых душах» и «Двойнике», Теплов в «Записках сумасшедшего» и «Двойнике»). Имя Королева Марго из романа А. Дюма встречается в повести М. Горького «В людях».

Примечания

1. Карпенко М. В. Русская антропонимика. Конспект лекций спецкурса. Одесса, 1970. – С. 24.
2. Михайлов В. Н. Собственные имена персонажей русской художественной литературы XVIII и первой половины XIX вв., их функции и словообразование. Диссертация, М., 1956, с.60.
3. Зайцева К. Б. Английская стилистическая ономастика. Тексты лекций. Одесса, 1973. – С. 37–39.
4. Щетинин Л. М. Слова, имена, вещи. Очерки об именах. Ростов-на-Дону, 1966. – С. 126–132.
5. Мезенин С. М. Стилистическая функция личных имен в драматических произведениях Шекспира // Вопросы теории английского языка. М., 1975. – С. 40.
6. Фонякова О. И. Имя собственное в художественном тексте. Учебное пособие. Л., 1990. – С. 39–40.
7. Силаева Г. А. Антропонимия романа Л. Н. Толстого «Война и мир». АКД. М., 1979, с.7.
8. Зинин С. И. Антропонимия «Войны и мира» Л. Н. Толстого // Русский язык в школе. М., 1978, № 4. – С. 74.
9. Толстой Л. Н. Война и мир. Послесловие. М., 1964.
10. Рогозина, 1991. – С. 6
11. Дорогая В. Б. Имя собственное и нарицательное в системе наименований персонажа (Роман М. Горького «Жизнь Клима Самгина»). АКД. Л., 1985.
12. Зинин С. И. Антропонимический мир Гринландии (Имена собственные в произведениях А. Грина) // Восточнославянская ономастика. Исследования и материалы. М.,1979. – С. 320.
13. Турута И. И. Собственные имена в художественной речи А. М. Горького (прозвища и фамилии). АКД. Киев, 1985. – С. 19.
14. Хезагаров Т. Г. Нужно ли переводить фамилии чеховских персонажей? // Язык прозы А. П. Чехова. Ростов-на-Дону, 1981. – С. 101.
15. Никонов В. А. Имя и общество. М., Наука, 1974. – С. 237.

16. Фонякова О. И. Имя собственное в художественном тексте. Учебное пособие. Л., 1990. – С. 42.